Този сайт използва "бисквитки" единствено за да се създаде сесия за ползването му!
С използването на този сайт вие се съгласявате с употребата на "бисквитки"!   Разбрах
Православни
будители
„Не в силата е Бог, а в правдата!“ свети Александър Невски. Основната цел на „Будители“ е да помогне за пробуждане на заспалия Български Православен Дух, съхранил българите през робството и подтиснат от лъжеправославното етнофилетическо духовенство, революционерите масони, фашистите, комунистите, либералите, глобалистите и всякакви други партии, разделили народа и слугуващи на юдеите. Един Бог, Една Вяра, един православен цар, единен народ, единна България! Съ Нами Богъ!  Верую
На 17 октомври...
Голготски кръст

†04 октомври по православния календар - Св. свещеномъченик Йеротей Атински  Свв. мъченици Гай, Фавст, Евсевий и Херимон. Св. преподобномъченик Петър, презвитер Капитолийски. Св. преподобни Амон. Св. преподобни Павел Препрости. Свв. мъченик Давикт и дъщеря му Калистения. Свв. мъченици Домнина и двете и дъщери Виринея и Проскудия  Прочетете повече ТУК!

 

Търсене в сайта: Търсене на дата в календара:
печат 28.08.2013 г. / 17:32:30 
Вяра
10.09 по еретическия, †28 август по православния календар - Свети преподобни Мойсей Мурин. Св. праведна Анна. Св. преподобни Сава Крипецки, Псковски чудотворец. Св. Йов Почаевски

imageЖитие на преподобния наш отец Мойсей Мурин

В Египет живеел един разбойник на име Моисей, по род мурин (тоест етиопец, бел.ред.), с черно лице. Отначало той бил роб на един знатен човек, но тъй като извършил убийство, господарят му го прогонил. Тогава той се присъединил към разбойниците. А те, като видели, че притежава сила и има суров характер, го избрали за свой главатар. Това се разказва за свети Моисей, за да се види как се е изправил и как от толкова лош живот е достигнал до разкаяние и богоугождение, защото предишните грехове на светците не се скриват, за прослава на Божието милосърдие, което отделя честното от недостойното и от грешниците прави праведници.

Докато бил разбойник, Моисей с другарите си вършел множество грабежи, кръвопролития и други мерзки и беззаконни престъпления. Той се прославил с жестокостта си навред и всички се бояли от него. От разбойническите му дела трябва да споменем следното.

Моисей изпитвал омраза към един овчар, защото някога с кучета си му попречил да извърши злодеяние. Веднъж той видял, че овчарят пасе стадото си на другия бряг на Нил, и намислил да го убие. Реката била придошла и пълноводна. Моисей свалил дрехите си, вързал ги около главата си, взел меча в уста и тръгнал да преплува голямата река. А овчарят го видял отдалеч, оставил стадото и избягал. Когато стигнал отсрещния бряг и не видял овчаря, Моисей убил четири големи агнета, после ги свързал с въже и преплувал реката обратно. Той ги одрал и изял вкусното им месо, а кожите продал и с получените пари се опил с вино.

Дълго време Моисей прекарвал живота си в такива греховни дела. Но веднъж случайно се опомнил, тъй като Бог се смилил над него и го призовал към покаяние, защото Преблагият и човеколюбив Владика не търси гибелта на грешниците, а очаква да се обърнат към спасението.

Този грешник се умилил в сърцето си, разкаял се за злодеянията си, оставил разбойничеството и другарите си и отишъл в пустинен манастир, където се отдал на подчинение и послушание на игумена и братята, а най-вече - на Самия Бог. Моисей пролял много сълзи и денем и нощем се разкайвал за своите предишни грехове. Възложената работа и всички послушания той изпълнявал прилежно и бил славен монах. След известно време преподобният Моисей се оттеглил в отшелническа килия и живеел сам, размишлявайки за Бога и очиствайки с топло покаяние своите предишни беззакония.

Докато водел такъв покаян живот, в килията му го нападнали четирима разбойници, които не знаели, че той е Моисей. А той, въпреки че бил сам, ги надвил и ги вързал. Взел ги като снопове на раменете си, донесъл ги в манастира при църквата и казал на братята:

- Какво ще ме посъветвате да сторя с тях? Не трябва да обиждам никого, но те сами ме нападнаха и аз ги вързах.

Отците му заповядали да развърже разбойниците и да ги пусне на свобода.

- Не бива никого да убиваме - казали те.

Когато разбрали, че това е Моисей, бившият им главатар, разбойниците се учудили от тази промяна в живота му и прославили Бога, самите те изпитали страх Божий и след като се покаяли, станали добри монаси.

И не само тези четиримата, но и други разбойници, като чули, че Моисей се е покаял и станал монах, също оставили злодействата и всички греховни дела и станали добродетелни монаси.

И така свети Моисей пребивавал в трудовете на покаянието. Отначало го нападали с греховни помисли бесовете на блуда, като разпалвали похотта му и го увличали към предишния развратен живот. По-късно той самият разказвал на братята следното:"Претърпях толкова големи мъки, борейки се с плътското желание, че едва не наруших монашеския обет."

Той отишъл в скита при авва Исидор презвитер и му разказал за своите страдания от плътската похот. Свети Исидор му казал:

- Не се смущавай, брате! Ти си още новоначален, едва започваш да се подвизаваш и затова бесовете ожесточено те нападат, като се надяват да открият в тебе предишния ти нрав. За да ги прогониш, съветвам те да спазваш ежедневен пост и въздържание и да не насищаш стомаха си. И кучето, свикнало да гризе костите, изхвърлени от месаря, не си отива, докато не се опразни мястото за търговия; но когато търговията приключи и вече няма кой да му хвърли нещо за ядене, си отива, изтощено от глад. Така и бесът на блуда се намира близо до човека, който се храни до пресищане. Но ако постоянно пребиваваш в пост и въздържание, умъртвявайки земните си членове и преграждайки с поста вратата на пресищането, което разпалва греховните въжделения, тогава бесът, сякаш изтощен от глад, ще си иде тъжен от тебе.

Божият раб Моисей се завърнал в килията си, затворил се в нея и пребивавал в ежедневен пост, вкусвайки съвсем малко хляб вечер, след залез слънце. Свети Моисей много се трудел в ръкоделието и петдесет пъти на ден прекланял колене за молитва.

Но макар и да изтощавал тялото си с трудове и пост, тласкащото го към грях плътско желание не изчезвало. Тогава той отново отишъл при авва Исидор и му казал:

- Отче! Не мога да стоя в килията си, понеже ме нападат плътски страсти.

А блаженият Исидор го отвел в горната част на килията си и му казал:

- Погледни на запад!

Моисей погледнал и видял множество страшни демони, които се суетели и подготвяли за битка.

После авва Исидор заповядал:

- Сега се обърни на изток и погледни.

Там свети Моисей видял безчислен сонм светоносни ангели, които също се приготвяли за борба.

Свети Исидор му казал:

- Тези, които са на запад, повдигат бран против Божиите светии, а ония от изток Господ праща в помощ на благите подвижници. Знай, че тези, които ни помагат, са повече, отколкото въставащите против нас.

Укрепен от това видение и думите на стареца, свети Моисей се завърнал в килията си и започнал отново да се упражнява в обичайния си пост и молитвени трудове.

Обаче и след това битката не престанала. Напротив, преподобният започнал да страда още повече от врага, разпалван от сънни мечтания. Затова станал и отишъл при един друг свят и много опитен старец и го запитал:

- Какво да правя, авва? Сънните видения помрачават ума ми, разпалват плътта, услаждат страстта и ме тласкат към първоначалния ми греховен живот, като ме смущават с привидения!

Старецът му отговорил:

- Ти страдаш от мерзкото изкушение, защото не пазиш ума си от сладострастни мечтания. Направи каквото ти кажа: посвети се на бдение, постепенно привикни към него и се моли с бодрост. Тогава ще се освободиш от тази битка.

Моисей приел добрия съвет от опитния старец наставник, върнал се в килията си и започнал да се обучава на всенощно бдение, тоест на молитвено бодърствуване през цялата нощ. Той стоял насред килията си и не прегъвал колена за молитва, за да не го обори сънят, а оставал прав, без да склопи очи.

Светецът извършвал този подвиг шест години, но и така не могъл да се избави от плътското желание, воюващо против духа. Бог допуснал това, за да бъде изкусен като злато в огъня и да получи венец на славата с другите страдалци.

След време мъжественият монах замислил нов тежък подвиг: нощем излизал и събирал оставените свободни съдове при отшелническите килии на пустинните отци. После ги пълнел от извора, който се намирал много далеч, и донасял вода на старците, а те не знаели нищо за това. Килиите на някои от тях били на повече от две поприща* от извора, другите - на три, четири и повече поприща. Някои отци не можели сами да си носят вода поради дълбока старост и преподобният всяка нощ пълнел съдовете им. Този подвиг на светеца бил ненавистен за дявола. По Божието допущение врагът му причинил следната неприятност.

Веднъж през нощта блаженият трудолюбец се навел над кладенеца, за да напълни с вода съда на един старец. В това време дяволът го ударил с голяма сила с дърво по гърба, той паднал в несвяст и лежал като мъртъв.

На сутринта при кладенеца дошли монаси да си налеят вода и видели преподобния да лежи полумъртъв. Те отишли при великия скитски авва Исидор и му разказали всичко. Заедно с братята той се върнал на мястото, взел преподобния и го отнесъл при храма. Той лежал разслабен и страдал така, че едва след година оздравял. После авва Исидор му казал:

- Брате Моисее! Не увеличавай битката с бесовете повече от силите си, защото и в дръзновението трябва да се спазва мярка.

Непобедимият Христов воин отговорил:

- Няма да спра борбата, докато не ме оставят мерзките сънни мечтания.

Тогава авва Исидор му казал:

- В името на Господа Иисуса Христа, ето, плътските въжделения вече те оставят. Сега ще пребиваваш в мир. Пристъпи с дръзновение и се причасти с Божествените Тайни на Тялото и Кръвта Христови. Знай, че тази тежка плътска бран ти бе допусната, за да не се възгордееш в ума си, че с поста и подвизите си преодолял страстта, и да не погинеш.

Като чул това, свети Моисей се причастил с Божествените Тайни, отишъл в килията си и вече се подвизавал в мир, свободен от предишните си страсти и в строго постническо безмълвно житие.

След време попитали преподобния дали го безпокоят страстите. Той отговорил:

- Откакто Христовият служител Исидор се помоли за мене, вече не страдам от плътско желание.

След тези големи изкушения блаженият Моисей по Божието милосърдие се сподобил с душевен мир и прекарвал живота си без плътски изкушения. Заедно с това той получил от Бога и власт над бесовете, така че ги презирал като насекоми. Светецът се изпълнил с благодатта на Светия Дух и се прославил сред подвижниците.

Славата за добродетелния му живот стигнала и до княза на тази страна. Той пожелал да види авва Моисей и се отправил към скита. Но старецът бил известен, че князът възнамерява да го посети. Тогава той напуснал килията си и решил да се скрие сред тръстиката в блатото. В това време го срещнали слугите на княза и го попитали:

- Къде е килията на авва Моисей?

Той им казал:

- Какво търсите от него? Този старец е неразумен, лъжлив и води греховен живот.

Слугите се изумили на тези думи и отминали. Когато стигнали в храма, князът казал на клириците:

- Слушал съм за авва Моисей и дойдох да приема благословия от него. Но по пътя срещнахме един монах, тръгнал за Египет, и когато го запитахме къде живее аввата, той го похули и го нарече неразумен, лъжлив и с греховен живот.

Като чули тези думи, монасите много се огорчили и попитали:

- Как изглеждаше монахът, който похули светия мъж?

- Беше висок, с черно лице и стари дрехи - отговорили те.

Клириците казали:

- Наистина, това е бил самият авва Моисей. Но понеже не е искал да ви се покаже и да приема почести от вас, той е казал лоши думи за себе си, сякаш за някой друг.

Князът получил голяма душевна полза и си заминал, прославяйки Бога.

Така преподобният Моисей отбягвал славата и почестите на хората и странял от беседа с посещаващите го миряни, макар и да бил гостоприемен, защото с любов приемал всички странстващи братя, които идвали при него, както се разказва за неговото страннолюбие в патерика.

.Веднъж на всички пустинножителни отци в скита било казано:

- Постете цялата седмица и направете Пасха.

Случайно едни странстващи братя дошли от Египет при преподобния. Старецът им приготвил малко варена храна, но когато съседите му видели дим, казали на отците:

- Моисей наруши заповедта и си вари храна.

И тъй като всички знаели за постническите му подвизи, отците казали:

- Ще го изобличим, когато дойде на събранието.

В събота свети Моисей дошъл в храма за съборното пение и в присъствието на всички клирици отците му казали:

- Отче Моисее! Ти наруши човешката заповед, но изпълни Божията.

В житието на преподобния Арсений се разказва следното (паметта на преподобния Арсений се почита на 21.05 - 8 май по православния календар, бел.ред.).

Един брат дошъл в скита отдалеч, за да види преподобния Арсений. Когато го завели при него, братът видял преподобния, но не се сподобил да чуе думите му, защото старецът мълчал и гледал в земята.

После странстващият монах започнал да моли един брат да го заведе при преподобния Моисей, който бил разбойник, преди да приеме пострижение. Братът се съгласил да изпълни молбата му и го отвел при преподобния.

Когато отишли при преподобния, той ги посрещнал с радост, предложил им да отдъхнат и да се подкрепят с храна, а после с почит ги отпратил. По пътя братът от скита казал на госта:

- Ето, ти видя и отец Арсений, и отец Моисей. Според тебе кой от тях е по-добър?

Братът отговорил:

- По-добър е този, който ни прие с любов.

А един монах, който научил за това, започнал да се моли на Бога:

- Господи! Кажи ми кой от тях е по-съвършен и заслужава по-голяма благодат: този ли, който се скрива от хората заради Тебе, или този, който приема всички, също заради Тебе?

В отговор на молитвата си монахът имал следното видение: Той съзрял два кораба, които плавали по някаква много голяма река. В единия се намирал преподобният Арсений и Дух Божий управлявал кораба му, опазвайки го в голяма тишина. В другия бил свети Моисей, а Божии ангели управлявали кораба и слагали мед в устата на преподобния.

След дълги години на постнически трудове, преподобният Моисей по Божие откровение бил сподобен с презвитерски сан. И когато бил произведен в първата степен на свещенството, бил облечен в стихар, а епископът му казал:

- Ето, авва Моисей днес целият е бял.

А Моисей му отговорил:

- Владико! Кое прави свещеника - външното или вътрешното?

С това той искал да каже: дрехите ли, които покриват човека отвън, го правят достоен за свещенството, или вътрешните добродетели?

А епископът пожелал да го изкуси и да се увери дали той наистина е раб Христов, който има добродетели в душата си. Затова казал на клириците:

- Когато Моисей влезе в олтара, прогонете го. После тръгнете след него и чуйте какво ще говори.

Така и направили - прогонили Моисей от олтара с думите:

- Върви си, чернокожи етиопецо!

Той излязъл и застанал настрана, като се укорявал:

- Добре направиха с тебе, куче, добре направиха, черен етиопецо, защото си недостоен, а дръзваш да влезеш в светото място. Като не си човек, как се осмеляваш да приближаваш хората и Божиите служители?

Клириците чули тези думи и ги предали на епископа. Тогава той заповядал отново да доведат блажения в олтара и го ръкоположил в презвитерски сан. После го запитал:

- Какво си мислеше, отче, когато първо те прогониха, а после те върнаха отново?

Преподобният отговорил:

- Сравнявах се с куче: то бяга, когато го прогонят, и бърза да се върне, щом го повикат обратно.

Епископът казал:

- Наистина този човек е достоен за божествена благодат, защото Бог дарува благодат на смирените.

Подобно изпитание отецът имал и преди, когато бил още новоначален. Веднъж всички братя се събрали в скита и отците пожелали да изкусят смирението на свети Моисей. Те започнали да го унижават с думите:

- Защо ходи сред нас този етиопец?

А той слушал това и мълчал.

Когато братята започнали да се разотиват, го попитали:

- Отче Моисее! Не се ли смути?

Той отговорил с думите на псалома:

"- Потресен съм и не мога да говоря" (Пс. 76:5) (тоест понасям унижението мълчаливо).

След като приел презвитерския сан, преподобният Моисей се подвизавал още петнадесет години, до 75-годишна възраст. Той събрал около себе си седемдесет и пет ученици и умрял като мъченик*. Това станало така.

Веднъж, докато бил с братята, той казал:

- Ето, варварите ще дойдат в скита, за да посекат монасите. Станете и бягайте оттук.

А братята запитали:

- Отче, а ти защо не бягаш?

Но той им отговорил:

- Вече много години очаквам върху мен да се изпълни словото на моя владика Господ Иисус Христос: "които се залавят за нож, от нож ще погинат" (Мат. 26:52).

Братята възразили:

- И ние няма да бягаме, а ще умрем заедно с тебе!

Но той отговорил:

- Аз нямам нужда от това; а всеки нека направи така, както смята за най-добре.

Тогава братята напуснали мястото и само седем от тях останали с преподобния. След известно време старецът им казал:

- Варварите са вече близо!

Един от седемте монаси се уплашил, избягал от килията и се скрил. Варварите убили свети Моисей и шестте му ученици. А спасилият се от смъртта монах от скришното си място видял небето да се разтваря и седем пресветли венци да се спускат от него.

След като варварите си отишли, той се върнал в килията и намерил телата на преподобния Моисей и учениците му, потънали в кръв. Като видял това, той заплакал горчиво, а после дошли и останалите монаси и със сълзи погребали мъртвите братя.

Така завършил животът на преподобния наш отец Моисей Мурин, който от разбойник станал монах и с искрено разкаяние угодил на Бога. За него като мъченик се отворил не само раят, но и цялото небе, и той се украсил с венеца на славата. По неговите молитви да настави и нас по истинния път на покаянието и да ни сподоби с Царството небесно човеколюбивият Владика Христос, нашият Бог, на Когото с Отца и Светия Дух чест и слава сега, и всякога, и в безконечни векове. Амин.

* Поприще - мярка за дължина, равна приблизително на 1500 метра.

*Свети Моисей Мурин починал около 400 година.

 

Тропарь преподобному Моисею Мурину

глас 1

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ А́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Моисе́е:/ посто́м, бде́нием, моли́твою, Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя, и ду́ши ве́рою приходя́щих ти. / Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю все́м исцеле́ния.

(Пустинен жител и ангел в тяло и чудотворец си бил, богоносни отче наш Моисее. С пост, бдение и молитва, приел небесни дарове, изцеляващ немощните и притичащите се с вяра към тебе. Слава на Укрепяващия те, слава на Увенчалия те, слава на Даващия чрез тебе изцеление на всички.)

 

Кондак преподобному Моисею Мурину

глас 4

Му́рины зауши́в, и ли́ца де́монов поплева́в,/ мы́сленно просия́л еси́/ я́коже со́лнце све́тлое,/ све́том жития́ твоего́// и уче́нием наставля́я ду́ши на́ша.

(Ударил плесница на беса и заплюл в лице демоните, си просиял като светло слънце, и със светлината на твоето житие и учение наставляваш нашите души.)

 

Молитва преподобному Моисею Мурину

О, преподо́бный, ты от тя́жких грехо́в дости́г пречу́дных доброде́телей, помоги́ моля́щимся тебе́ раба́м Бо́жиим (имена), влеко́мым в поги́бель оттого́, что предаю́тся безме́рному, вре́дному для души́ и те́ла употребле́нию вина́. Склони́ на них свой ми́лостивый взор, не отклони́ и не пре́зри их, но внемли́ им, прибега́ющим к тебе́. Моли́, свято́й Моисе́й, Влады́ку Христа́, что́бы не отве́рг их Он, Милосе́рдный, и да не возра́дуется диа́вол их поги́бели, но да пощади́т Госпо́дь этих безси́льных и несча́стных, кото́рыми овладе́ла па́губная страсть пия́нства, ведь мы все Бо́жии созда́ния и иску́плены Пречи́стою Кро́вию Сы́на Его́. Услы́шь же, преподо́бный Моисе́й, их моли́тву, отгони́ от них диа́вола, да́руй им си́лу победи́ть страсть, помоги́ им, простри́ твою́ ру́ку, вы́веди их на путь добра́, освободи́ их от ра́бства страсте́й и изба́вь их от винопи́тия, что́бы они́, обновле́нные, в трезве́нии и све́тлом уме́ возлюби́ли воздержа́ние и благоче́стие, и ве́чно прославля́ли Всеблаго́го Бо́га, всегда́ спаса́ющего Свои́ созда́ния. Ами́нь.

 

Молитва вторая преподобному Моисею Мурину

О, вели́кая си́ла покая́ния! О, неизмери́мая глубина́ милосе́рдия Бо́жия! Ты, преподо́бный Моисе́й, был пре́жде разбо́йником, но пото́м ужасну́лся свои́х грехо́в, воскорбе́л о них и в раска́янии прише́л в монасты́рь и там в вели́ком пла́че о свои́х беззако́ниях и в тру́дных по́двигах проводи́л свои́ дни до кончи́ны и удосто́ился Христо́вой благода́ти проще́ния и да́ра чудотворе́ния.

О, преподо́бный, ты от тя́жких грехо́в дости́г пречу́дных доброде́телей, помоги́ и моля́щимся тебе́ раба́м (имена), влеко́мым в поги́бель от того́, что предаю́тся безме́рному, вре́дному для души́ и те́ла употребле́нию вина́. Склони́ на них свой ми́лостивый взор, не отклони́ и не пре́зри их, но внемли́ им, прибега́ющим к тебе́.

Моли́, свято́й Моисе́й, Влады́ку Христа́, что́бы не отверг их Он, Милосе́рдный, и да не возра́дуется диа́вол их поги́бели, но да пощади́т Госпо́дь этих бесси́льных и несча́стных (имена), кото́рыми овладе́ла па́губная страсть пья́нства, ведь мы все Бо́жьи созда́ния и иску́плены Пречи́стой Кро́вью Сы́на Его́. Услы́шь же, преподо́бный Моисе́й, их моли́тву, отгони́ от них диа́вола, да́руй им си́лу победи́ть их страсть, помоги́ им, простри́ твою́ ру́ку, вы́веди их на путь добра́, освободи́ их от ра́бства страсте́й и изба́вь их от винопи́тия, что́бы они́ обновле́нные, в трезве́нии и све́тлом уме́ возлюби́ли воздержа́ние и благоче́стие и ве́чно прославля́ли Всеблаго́го Бо́га, всегда́ спаса́ющего свои́ созда́ния. Ами́нь.

 

imageВ памет на светата праведна Ана

Света праведна Ана била дъщеря на Фануил и произхождала от коляното Асирово. Както показва името (Ана на еврейски значи “милостива”), тя била добродетелна жена. Заради благочестивия си живот тя се сподобила с пророчески дар. Ана доживяла до дълбоки старини и по думите на Евангелието “не се отделяше от храма, служейки Богу с пост и молитва денем и нощем”.

Света Ана била от онези благочестиви иудейки, които с нетърпение очаквали идването на Месията Спасител на земята. Тя се удостоила да бъде в храма тогава, когато Иосиф и Мария донесли тук Младенеца Христос, за да извършат обреда на закона Господен. Симеон Богоприемец взел Младенеца на ръце и произнесъл дивното си пророчество за Него:

“- Сега отпускаш Твоя раб, Владико, според думата Си, смиром; защото очите ми видяха Твоето спасение, що си приготвил пред лицето на всички народи, - светлина за просвета на езичниците, и слава на Твоя народ Израиля”.

После свети Симеон се обърнал към Божията Майка и казал пророческите думи:

“- Ето, Тоя лежи за падане и ставане на мнозина в Израиля и за предмет на противоречия - и на сама тебе меч ще прониже душата, - за да се открият мислите на много сърца”.

В тези свети и тържествени минути в храма била и праведната пророчица Ана. По това време тя била вече на осемдесет и четири години. В заника на живота си тя се сподобила с щастието да види Младенеца Иисус. Сега вече можела да умре спокойно.

Като чула пророчеството на праведния Симеон за Христа, тя заедно с него славела Господа и говорела за Него на всички, които очаквали избавление в Иерусалим.

 

Тропарь праведным Симеону Богоприимцу и Анне Пророчице

глас 1

Ра́дуйся, Богоприи́мче ста́рче Симео́не,/ во объя́тия прие́мый Спа́са Го́спода. / Весели́ся и ты, честна́я проро́чице А́нно,/ возвести́вши прише́ствие в мир Христа́ Бо́га на́шего,/ сокруши́вшаго держа́ву вра́жию// и подаю́щего нам ве́лию ми́лость.

 

Кондак праведным Симеону Богоприимцу и Анне Пророчице

глас 8

Во избра́нных Бо́жиих, блаже́нне ста́рче Симео́не,/ на Небеси́ предстои́ши пред лице́м Христа́ Бо́га,/ Его́же во хра́ме, я́ко Младе́нца руконоси́маго,/ во объя́тия своя́ от всепречи́стых рук прия́л еси́/ и со А́нною проро́чицею я́ко Бо́га испове́дал еси́. / Те́мже похва́льными гла́сы ублажа́ем вас:/ ра́дуйся, Богоприи́мче ста́рче Симео́не,/ ра́дуйся, проро́чице честна́я А́нно,// ра́дуйтеся, Бо́га во пло́ти позна́вшии.

 

imageВ памет на преподобния наш отец Сава Крипецки, Псковски чудотворец

Преподобният отец Сава се родил, получил възпитание и приел монашество в чужди страни. Не е известно от коя страна произхождал, знае се само, че не бил роден на руска земя, а като чужденец дошъл в град Псков, в манастира на Пресвета Богородица, наречен Снятогорски. Игуменът го приел, а той доблестно се подвизавал в монашески подвизи и за добродетелния си живот заслужил похвалата на всички. Но понеже не желаел слава от хората, той отишъл на река Толва, в манастира на великия Ефросин. Преподобният Ефросин го приел и му възложил да изпълнява работата на манастирски прислужник. Монахът Сава ревностно и със смирение изпълнявал задълженията си. След време измолил благословията на Ефросин и се оттеглил в пустинята, на 15 поприща от манастира, близо до езерото Крипец, и се заселил тук на съвсем безлюдно място. Тук преподобният Сава претърпял много изкушения от бесовете. Скоро той построил на мястото на подвизите си църква на името на свети Иоан Богослов, устроил килии и основал манастир, където започнали да се събират много братя. Славата за добродетелния му живот бързо се разпространила навред и за него научил Псковският княз Ярослав Василиевич. Князът изпитвал голямо уважение към отеца. Той правел големи дарения на манастира, дарил земи и езера за препитанието на братята и често посещавал обителта, за да приеме благословията на преподобния. Веднъж дошъл в манастира с княгинята, своята съпруга. Сава го посрещнал с почит, но не разрешил княгинята да влезе в манастира, благословил я пред портите и там подал изцеление, защото била болна.

Преподобният Сава живял много години и на 30 август 1495 година се преставил в Господа. Мощите му били намерени през 1554 година, когато се явил на иеромонах Исаия от неговия манастир. И до днес те подават множество изцеления на притичащите се към тях за прослава на Христа Бога, на Когото да бъде слава сега, винаги и во веки веков.

 

Тропарь преподобному Савве Крыпецкому, Псковскому

глас 8

Пусты́ни яви́лся еси́ до́брое насажде́ние, преподо́бне,/ от ю́ности бо и в ми́ре изво́лил еси́ чи́стое житие́;/ ревну́я же бо́льшему, и дом оте́ческий оста́вил еси́,/ и, вся кра́сная ми́ра сего́ презре́в,/ от чужды́х стран прише́л еси́/ во оби́тели Богоспаса́емаго гра́да Пско́ва,/ и послуша́нию преподо́бнаго Евфроси́на преда́лся еси́;/ та́же простира́яся умо́м еще́ к вя́щшему,/ всели́лся еси́ в пусты́ню,/ в не́йже оби́тель прече́стну воздви́гл еси́,/ и мно́жество и́нок собра́л еси́,/ и их наста́вил еси́ на путь и́стинный. / Те́мже и Христо́с, Ему́же в же́ртву себе́ прине́сл еси́,/ ви́дев твоя́ благи́я труды́,/ я́ко пресве́тла тя свети́льника,/ и по преставле́нии чудесы́ обогати́, Са́вво, о́тче наш. / Моли́ся у́бо при́сно Ему́ о стране́ на́шей,/ е́же дарова́тися ей на враги́ побе́дам,/ ста́ду же твоему́ от враг ненаве́тну пребы́ти,// и всем нам спасти́ся.

 

Ин тропарь преподобному Савве Крыпецкому, Псковскому

глас 7

От мирска́го жития́ изше́д,/ отверже́нием же ми́ра Христу́ после́довал еси́/ и, в пусты́ни все́лься,/ равноа́нгельное житие́ пожи́л еси́,/ отону́дуже, веселя́ся, преше́л еси́ к Небе́сным черто́гом,/ и ны́не, со А́нгелы Влады́чню Престо́лу предстоя́,/ помина́й нас, чад свои́х,/ я́же собра́л еси́, Богому́дре,/ да ра́достию от души́ вопие́м:/ ра́дуйся, Са́вво,// о́тче преблаже́ннейший.

 

Кондак преподобному Савве Крыпецкому, Псковскому

глас 1

Возсия́ от пусты́ни сла́вному гра́ду Пско́ву/ но́вое све́тлое со́лнце,/ чуде́с луча́ми всех озаря́ющее/ и благода́тне согрева́ющее,/ тьму же вся́ких искуше́ний и наве́тов/ и хлад грехо́вный отженя́ющее. / Прииди́те у́бо, пра́зднующе блаже́нную па́мять/ сего́ свети́льника на́шего, воспои́м:/ сла́ва Бо́гу, та́ко промышля́ющему о нас,/ сла́ва уго́днику Его́, сохраня́ющу нас!/ Ты же, преподо́бне о́тче Са́вво,/ о и́же твою́ при́сно па́мять почита́ющих/ моли́ Христа́ Бо́га,// я́ко да ми́лостив бу́дет нам и в День су́дный.

 

Молитва преподобному Савве Крыпецкому, Псковскому

О, преподо́бне о́тче Са́вво, пусты́нный подви́жниче, в телеси́ А́нгеле, во́ине Христо́в до́блественне, ве́ры пра́вило, Це́ркви утвержде́ние, благоче́стия о́бразе, доброде́телей свети́ло, трудо́в, поста́, воздержа́ния, чистоты́ и целому́дрия предводи́телю, помо́щниче всем нужда́ющимся, стра́нствующим вождю́, пла́вающим ко́рмчию, обурева́емым приста́нище, ослабева́ющим по́моще, оби́димым заступле́ние, печа́льным утеше́ние, вдови́цам и си́рым покро́ве, а́лчущим пита́ние, наги́м одея́ние, пла́чущим утеше́ние, боля́щим исцеле́ние, ненаде́ющимся наде́яние, христиа́н всех хода́тайство, предста́тельство и защище́ние! При́зри ми́лостивно на ны, припа́дающия к святы́м моще́м твои́м, внемли́ моли́твам на́шим и пода́ждь коему́ждо от нас благопотре́бная, проси́мая от тебе́. Ве́мы, свя́тче Бо́жий, я́ко и́маши дерзнове́ние ко Влады́це Христу́ Бо́гу, и ели́ко а́ще воспро́сиши у Него́, пода́ст нам. А́ще же и недосто́йни есмы́ благода́ти Его́, оба́че твоя́ же моли́тва да сотвори́т ны ея́ досто́йны, мно́го бо мо́жет приле́жная моли́тва пра́веднаго, я́коже рече́ апо́стол. Сам у́бо ты воздви́гни нас из глубины́ грехо́вныя, неве́рныя просвети́, еретики́ обрати́, заблу́дшия в нас от Правосла́вия к позна́нию и́стинныя ве́ры наста́ви, всей же Це́ркви исхода́тайствуй мир и святы́ню, единомы́слие в ве́ре, умо́в благопостоя́ние, соревнова́ние в благоче́стии, единоду́шие в братолю́бии, ве́рность к оте́честву, пре́данность предержа́щей вла́сти, нача́льствующим пра́вду и суд, подчине́нным же безро́потное повинове́ние, госпо́дствующим кро́тость и человеколю́бие, рабо́м же нестропти́вость, роди́телем благопопече́ние о ча́дех, ча́дом же страх и послуша́ние, де́вствующим чистоту́ и целому́дрие, бра́чным же ве́рность и непоро́чность ло́жа; всем же гре́шным покая́ние, ка́ющимся проще́ние, в злоключе́ниих же терпе́ние и упова́ние, в наде́жде же спасе́ние да́руй. Изба́ви же всех нас от гла́да, губи́тельства, от тру́са и пото́па, от огня́ и меча́, от нахожде́ния иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни, и от нападе́ния вра́жия, и от тлетво́рных ветр, и от смертоно́сныя я́звы, и от напра́сныя сме́рти, и от вся́каго зла, да, та́ко вси тобо́ю просвеща́еми, наставля́еми, утеша́еми, утвержда́еми и сохраня́еми, сла́вим просла́вльшаго тя Бо́га Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, и твое́ предста́тельство всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

 

 

 

 

imageЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ИОВА, ИГУМЕНА ПОЧАЕВСКОГО

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, ро­дил­ся в Га­ли­ции, в По­кут­ской об­ла­сти, от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей по про­зва­нию Же­ле­зо (око­ло 1551 г.) и на­ре­чен был во свя­том кре­ще­нии Иоан­ном. Жизнь в ро­ди­тель­ском до­ме, как ни бы­ла она крат­ковре­мен­на, име­ла силь­ное вли­я­ние на об­ра­зо­ва­ние бла­го­че­сти­вых на­клон­но­стей и все­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра пре­по­доб­но­го. Ед­ва он вы­учил­ся чи­тать, как уже, ко­неч­но, не без ру­ко­вод­ства ро­ди­те­лей, стал зна­ко­мить­ся с вы­со­ки­ми об­раз­ца­ми нрав­ствен­ной жиз­ни, ка­кие он на­хо­дил преж­де все­го в жиз­ни те­зо­име­ни­то­го ему Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на и по­том в тво­ре­ни­ях пре­по­доб­но­го Иоан­на Ле­ствич­ни­ка и в жи­ти­ях пре­по­доб­ных Сав­вы Освя­щен­но­го и Иоан­на Да­мас­ки­на.

Чте­ние та­ких об­раз­цов вы­со­ко­нрав­ствен­ной жиз­ни не мог­ло не оста­вить сле­да в ду­ше Иоан­на. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что под вли­я­ни­ем та­ко­го чте­ния еще в ро­ди­тель­ском до­ме воз­ник­ли в нем те ду­хов­ные стрем­ле­ния к под­ра­жа­нию вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го по­движ­ни­че­ства, осу­ществ­ле­ни­ем ко­то­рых слу­жит вся по­сле­ду­ю­щая жизнь пре­по­доб­но­го. Прав­да, пре­по­доб­ный был в то вре­мя еще ма­ло­лет­ним; но, нуж­но за­ме­тить, что он от­ли­чал­ся от обык­но­вен­ных маль­чи­ков и, бу­дучи “мал воз­рас­том”, был, по сло­вам пи­са­те­ля жи­тия его До­си­фея, “со­вер­шен ра­зу­мом”. Кро­ме чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, на пре­по­доб­но­го во вре­мя пре­бы­ва­ния его в до­ме ро­ди­те­лей, ко­неч­но, ока­зы­ва­ла вли­я­ние и вся во­об­ще нрав­ствен­ная об­ста­нов­ка в се­мье, жи­вой при­мер доб­ро­де­тель­ной жиз­ни его ро­ди­те­лей. Так, в юную ду­шу пре­по­доб­но­го с ран­них лет все­я­ны бы­ли се­ме­на стро­го нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра, ка­ки­ми от­ли­чал­ся он всю свою жизнь. Ни­ко­гда сло­во и де­ло, зна­ние и по­ступ­ки не шли у него врозь, но все­гда бы­ло меж­ду ни­ми пол­ное со­от­вет­ствие.

Ду­хов­ные стрем­ле­ния, ка­кие про­яви­лись в пре­по­доб­ном в ро­ди­тель­ском до­ме, не мог­ли по­лу­чить там пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния. Пре­по­доб­но­го влек­ло к уеди­не­нию, к пу­стын­ной по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Вле­че­ние это бы­ло в нем так силь­но, что взя­ло верх над силь­ной лю­бо­вью к ро­ди­те­лям, и он ре­шил­ся оста­вить их, чтобы уда­лить­ся в мо­на­стырь. Ему в это вре­мя бы­ло все­го де­сять лет. Пре­по­доб­ный ушел из до­ма и при­был в Угор­ниц­кий Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь, на­хо­див­ший­ся там же, в Га­ли­ции, в Кар­пат­ских го­рах. При­пав к но­гам игу­ме­на это­го мо­на­сты­ря, он умо­лял его при­нять в чис­ло бра­тии. Чер­ты ли­ца пре­по­доб­но­го по­ка­зы­ва­ли в нем юно­го из­бран­ни­ка Бо­жия, та­ким, по край­ней ме­ре, по­ка­зал­ся он игу­ме­ну, и по­то­му тот с ра­до­стью при­нял его в свою оби­тель.

С вступ­ле­ни­ем в мо­на­стырь на­чи­на­ет­ся для юно­го Иоан­на но­вая жизнь. И в до­ме ро­ди­тель­ском при­вык он к бла­го­че­сти­во­му об­ра­зу жиз­ни, имея пе­ред со­бой жи­вой при­мер в ли­це ро­ди­те­лей, но то бы­ли лю­ди мир­ско­го бла­го­че­стия. Здесь же, в мо­на­сты­ре, пред­ста­ли ему лю­ди, в сво­ем жи­тии ста­ра­ю­щи­е­ся на­гляд­но отоб­ра­зить тот путь жиз­ни, ка­кой на­ри­со­вал­ся в уме Иоан­на от чте­ния ду­ше­спа­си­тель­ных книг, лю­ди бла­го­че­стия по­движ­ни­че­ско­го. Иоанн по­чув­ство­вал, что он по­пал в ту сре­ду, ку­да влек­ли его ду­хов­ные стрем­ле­ния, и вот он дал им пол­ную во­лю, с увле­че­ни­ем на­чав про­хо­дить пер­вые сту­пе­ни по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Не до­воль­ству­ясь од­ним по­слу­ша­ни­ем, на ко­то­рое по­ста­вил его ек­кле­си­арх, юный Иоанн каж­до­му ино­ку ста­рал­ся уго­ждать раз­ны­ми услу­га­ми. Он воз­ра­до­вал­ся, что при­шло на­ко­нец вре­мя вполне вос­поль­зо­вать­ся те­ми уро­ка­ми бо­го­угод­ной жиз­ни, ка­кие по­лу­чил он при чте­нии об­раз­цов ее. Он вспом­нил, что и Иоанн Ле­ствич­ник, при­шед­ши в мо­на­стырь в юных ле­тах (15 л.), услу­жи­вал бра­тии, и что то же са­мое рань­ше его де­лал преп. Иоанн Да­мас­кин. При­мер же преп. Сав­вы Освя­щен­но­го по­буж­дал его к под­ра­жа­нию дру­гим чер­там ино­че­ской жиз­ни.

Имея пред со­бою та­кой при­мер, юный Иоанн вся­кое де­ло ста­рал­ся ис­пол­нять с кро­то­стию и сми­ре­ни­ем и во­об­ще под­ви­зать­ся доб­рым жи­ти­ем и успе­вать в доб­ро­де­те­ли. И та­кие ста­ра­ния его не бы­ли тщет­ны­ми. Ви­дя бла­го­нра­вие, при­мер­ную кро­тость и глу­бо­кое его сми­ре­ние, игу­мен с об­ще­го со­гла­сия по­стриг его в ино­че­ский чин, ко­гда ему бы­ло две­на­дцать лет, и на­звал его Иовом. С это­го вре­ме­ни про­свет­лен­но­му уму юно­го ино­ка пред­стал но­вый нрав­ствен­ный об­ра­зец для под­ра­жа­ния. То был об­ра­зец жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го пра­вед­ни­ка – мно­го­стра­даль­но­го Иова. Юный инок изу­чил этот об­ра­зец и мно­го нрав­ствен­ных черт из жиз­ни вет­хо­за­вет­но­го Иова осу­ще­ствил в сво­ей соб­ствен­ной ино­че­ской жиз­ни. “Не име­нем толь­ко, – го­во­рит о юном Иове пи­са­тель жи­тия его До­си­фей, – но и са­мым де­лом мно­го­бо­лез­нен­но­му оно­му в Вет­хом За­ве­те Иову бла­жен­ней­ший отец наш Иов не толь­ко упо­до­бил­ся, но, луч­ше ска­жу, во всех про­тив­но­стях жи­тия да­ле­ко пре­взо­шел. По­то­му что у то­го скорбь от скор­би, бо­лезнь от бо­лез­ней рож­да­лись по­пуще­ни­ем Бо­жи­им; этот же доб­ро­воль­но, по соб­ствен­но­му сво­е­му же­ла­нию, то­мил­ся, не ща­дя се­бя, при про­хож­де­нии сте­пе­ней же­сто­чай­ше­го по­движ­ни­че­ско­го жи­тия”.

Жизнь преп. Иова по при­ня­тии им ино­че­ства, на­столь­ко бы­ла чи­ста и без­уко­риз­нен­на, несмот­ря на всю тя­жесть ино­че­ско­го по­дви­га, что До­си­фей в на­пи­сан­ном им жи­тии пре­по­доб­но­го упо­доб­ля­ет его Ан­ге­лу. “Был, – го­во­рит он о пре­по­доб­ном, – инок весь­ма ис­кус­ный, не так ле­та­ми, как доб­ро­де­те­ля­ми укра­шен­ный, жи­вя по­сре­ди бра­тии, как Ан­гел... и с каж­дым днем все бо­лее и бо­лее со­вер­шен­ству­ясь в доб­ро­де­те­ли”. Так умуд­рил­ся пре­по­доб­ный и, несмот­ря на юный воз­раст, стал при­ме­ром и об­раз­цом для бра­тии, сво­им по­ве­де­ни­ем да­вая им ви­деть до­сто­ин­ства и недо­стат­ки их, или, как го­во­рит До­си­фей, “быв всем на по­зор и на поль­зу”.

Та­кое жи­тие пре­по­доб­но­го ино­ка в Угор­ниц­ком Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре про­сла­ви­ло его во всей Га­ли­ции. Не толь­ко про­стой на­род, но и мно­гие знат­ные вель­мо­жи сте­ка­лись в Угор­ниц­кий мо­на­стырь, чтобы взгля­нуть на пре­по­доб­но­го и по­лу­чить от него со­вет для ду­шев­ной поль­зы и на­зи­да­ние или же ис­про­сить от него бла­го­сло­ве­ния и мо­литв. Пре­по­доб­ный не от­ка­зы­вал в прось­бах и на­зи­дал всех при­ме­ром вы­со­ко­го бла­го­че­стия.

Пре­успе­вая день ото дня в доб­ро­де­те­ли и до­стиг­нув со­вер­шен­но­го воз­рас­та, т. е. 30 лет, преп. Иов воз­ве­ден был на сте­пень свя­щен­ства, хо­тя по глу­бо­ко­му сми­ре­нию и дол­го от­ка­зы­вал­ся от это­го са­на; и с тех пор свет по­движ­ни­че­ской и бла­го­че­сти­вой жиз­ни его вос­си­ял еще бо­лее. Он стал из­ве­стен не толь­ко в За­пад­ной Ру­си, но и в стране Поль­ской.

Меж­ду тем в За­пад­ной Ру­си по по­пуще­нию Бо­жию по­сле­до­ва­ло тяж­кое ис­пы­та­ние для пра­во­слав­ной церк­ви. В 1566 г. в Поль­ше и Лит­ве по­яви­лись иезу­и­ты. Эти фа­на­ти­че­ские при­вер­жен­цы ка­то­ли­че­ства вме­сте с нера­зум­ны­ми рев­ни­те­ля­ми по ве­ре – поль­ски­ми маг­на­та­ми на­ча­ли пре­сле­до­вать пра­во­сла­вие и пра­во­слав­ных, вво­дить сре­ди них унию, т. е. ста­рать­ся об­ра­тить их в ка­то­ли­че­ство. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане и их хра­мы пре­да­ва­е­мы бы­ли по­ру­га­нию. Толь­ко свя­тые оби­те­ли бы­ли убе­жи­щем и опло­том го­ни­мо­му пра­во­сла­вию про­тив рев­ни­те­лей ла­тин­ства. По­бор­ник пра­во­сла­вия Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич, князь Острож­ский и Ду­бен­ский, вви­ду это­го по­след­не­го об­сто­я­тель­ства об­ра­тил свое осо­бен­ное вни­ма­ние на внут­рен­нее и внеш­нее бла­го­устрой­ство пра­во­слав­ных оби­те­лей и глав­ным об­ра­зом на под­дер­жа­ние в них ду­ха ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства. Ему хо­те­лось ви­деть в ино­ках, на­хо­дя­щих­ся в этих оби­те­лях, ис­тин­ных мо­на­хов, ка­ки­ми они долж­ны быть по ука­за­ни­ям за­ко­но­по­лож­ни­ков мо­на­ше­ства, – лю­дей в осо­бен­но­сти твер­дых в ве­ре и про­во­дя­щих свои убеж­де­ния в жизнь, – т.е. людь­ми с пол­ным со­от­вет­стви­ем сло­ва, чув­ства и де­ла, стой­ких про­тив со­блаз­нов ино­ве­рия и ере­сей. Он же­лал сде­лать пра­во­слав­ные мо­на­сты­ри, на­хо­дя­щи­е­ся в его об­шир­ных вла­де­ни­ях, рас­сад­ни­ка­ми та­ких ис­тин­ных пред­ста­ви­те­лей пра­во­слав­но­го мо­на­ше­ства, и про­ти­во­по­ста­вить их, с од­ной сто­ро­ны, про­те­стант­ским об­щи­нам, с дру­гой – ка­то­ли­че­ским мо­на­ше­ским ор­де­нам, и в осо­бен­но­сти иезу­ит­ско­му.

Та­ким це­лям кня­зя Острож­ско­го все­го бо­лее со­от­вет­ство­ва­ла бо­го­угод­ная жизнь пр. Иова. Князь Острож­ский знал, что пре­по­доб­ный с дет­ства лю­бил за­ни­мать­ся книж­ным чте­ни­ем и ста­рал­ся под­ра­жать в сво­ей жиз­ни вы­со­ким об­раз­цам древ­не­го мо­на­ше­ства. Зная это, он не раз об­ра­щал­ся к игу­ме­ну Угор­ниц­ко­го Пре­об­ра­жен­ско­го мо­на­сты­ря, усерд­но про­ся его от­пу­стить блаж. Иова в Кре­сто­воз­дви­жен­скую оби­тель, на­хо­див­шу­ю­ся в го­ро­де Дуб­но, на ост­ро­ве, – для то­го, чтобы он сво­им при­ме­ром по­ка­зал ино­кам этой оби­те­ли “об­раз тру­до­люб­но­го и бо­го­угод­но­го жи­тия”, чтобы на­зи­дал бра­тию и ру­ко­во­дил ее в ду­хов­ной жиз­ни. С при­скор­би­ем вы­слу­ши­вал эти прось­бы кня­зя игу­мен Угор­ниц­кий; но так как они по­вто­ря­лись непре­стан­но, то дол­жен был от­пу­стить с ми­ром бла­жен­но­го по­движ­ни­ка в Ду­бен­скую оби­тель.

В Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре, ко­неч­но, уже зна­ли о свя­той по­движ­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­но­го Иова по слу­хам, и по­то­му вско­ре по­сле при­бы­тия ту­да по на­сто­я­тель­ным прось­бам всей бра­тии он был из­бран игу­ме­ном это­го мо­на­сты­ря. Это зва­ние на­ла­га­ло на пре­по­доб­но­го но­вые обя­зан­но­сти, ко­то­рые бы­ли в осо­бен­но­сти тя­же­лы из-за угне­тен­но­го со­сто­я­ния пра­во­сла­вия в за­пад­ном крае в то вре­мя и осо­бен­но­го по­ло­же­ния Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря. Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь на­хо­дил­ся воз­ле са­мо­го го­ро­да, од­но­го из вид­ных цен­тров то­гдаш­ней об­ще­ствен­ной жиз­ни, и по необ­хо­ди­мо­сти дол­жен­ство­вал быть све­тиль­ни­ком для окрест­но­го на­се­ле­ния.

Од­на­ко, несмот­ря на все тя­го­сти игу­мен­ско­го слу­же­ния в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре в то вре­мя, пре­по­доб­ный Иов со­гла­сил­ся по­свя­тить се­бя это­му слу­же­нию, ибо на то и зван был он сю­да кня­зем Острож­ским.

Став игу­ме­ном, пре­по­доб­ный Иов преж­де все­го стал за­бо­тить­ся о вос­ста­нов­ле­нии по­ряд­ка в мо­на­стыр­ской жиз­ни, ко­то­рый на­хо­дил­ся в край­нем упад­ке в то вре­мя не в од­ном толь­ко Ду­бен­ском, но и во всех юго-за­пад­ных мо­на­сты­рях то­го вре­ме­ни. Совре­мен­ник пре­по­доб­но­го Иова, быв­ший игу­мен Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры ста­рец Ар­те­мий, пи­сал о то­гдаш­нем об­ще­жи­тии сле­ду­ю­щее: “о об­ще­жи­тель­ном чине об­ре­то­хом пи­са­но от свя­тых, яко преж­де мно­гих лет раз­ру­ши­ся та­ко­вое жи­тель­ство”. Стре­мясь к вос­ста­нов­ле­нию по­ряд­ка в об­ще­жи­тии мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся к Сту­дий­ско­му уста­ву, ко­то­рый стро­и­те­ли мо­на­сты­ря по­ло­жи­ли в ос­но­ву устро­ен­но­го ими мо­на­стыр­ско­го об­ще­жи­тия. По­нят­но, что при то­гдаш­нем со­сто­я­нии об­ще­жи­тия он на­шел мно­го от­ступ­ле­ний от ос­нов­но­го уста­ва мо­на­стыр­ской жиз­ни во вве­рен­ном его по­пе­че­нию мо­на­сты­ре. В Сту­дий­ской оби­те­ли пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, по об­раз­цу ко­то­рой пер­во­на­чаль­но устро­е­на бы­ла оби­тель Кре­сто­воз­дви­жен­ская, с на­ступ­ле­ни­ем Ве­ли­ко­го по­ста мо­на­стыр­ские вра­та за­тво­ря­лись и от­кры­ва­лись для ми­рян толь­ко в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту. В Афон­ском уста­ве 971 го­да, со­став­лен­ном под ре­дак­ци­ей Сту­дий­ско­го игу­ме­на Ев­фи­мия, име­ю­щем сход­ство с Сту­дий­ским уста­вом, пред­пи­сы­ва­лось и для скит­ни­ков и для об­щин­но­жи­те­лей, чтобы в Свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу все, как под­ви­за­ю­щи­е­ся на­едине, так и жи­ву­щие об­щин­но, пре­бы­ва­ли в без­мол­вии и не хо­ди­ли бы друг к дру­гу без бла­го­слов­ной при­чи­ны, или без край­ней нуж­ды, или без по­треб­но­сти вра­че­ва­ния ху­дых и срам­ных по­мыс­лов. Да и са­мим игу­ме­нам не раз­ре­ша­ет­ся в эти свя­тые дни, кро­ме суб­бот, про­из­во­дить ра­бо­ты или яв­но де­лать что-ли­бо дру­гое, кро­ме ду­хов­но­го. Вряд ли со­блю­да­лось все это в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре до игу­мен­ства Иова; меж­ду тем он вос­ста­но­вил этот по­ря­док жиз­ни в мо­на­сты­ре во вре­мя Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы. Есть пре­да­ние, что князь Кон­стан­тин Острож­ский, пи­тая осо­бен­ное ува­же­ние и лю­бовь к Ду­бен­ско­му Кре­сто­воз­дви­жен­ско­му мо­на­сты­рю, на пер­вой неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста уда­лял­ся сю­да для мо­лит­вы и по­ста, при­го­тов­ляя се­бя к ис­по­ве­ди и Свя­то­му При­ча­стию, здесь сбра­сы­вал с се­бя кня­же­ское оде­я­ние и об­ле­кал­ся в ино­че­ское.

За­бо­тясь о воз­вы­ше­нии об­ще­го уров­ня внеш­ней ино­че­ской жиз­ни в Кре­сто­воз­дви­жен­ском мо­на­сты­ре и по­да­вая ино­кам сво­ею соб­ствен­ною жиз­нью бла­гой при­мер для под­ра­жа­ния, пре­по­доб­ный Иов об­ра­тил так­же боль­шое вни­ма­ние на под­ня­тие внут­рен­ней, ду­хов­ной ино­че­ской жиз­ни во вве­рен­ной ему оби­те­ли.

По­ста­вив на над­ле­жа­щую вы­со­ту ино­че­скую жизнь с внеш­ней ее сто­ро­ны и при­ла­гая усерд­ные ста­ра­ния к воз­вы­ше­нию ее со сто­ро­ны внут­рен­ней, ду­хов­ной, неуто­ми­мый тру­же­ник и св. по­движ­ник, игу­мен Иов не оста­нав­ли­вал­ся на этом. На­плыв ино­вер­цев, ере­ти­ков и сек­тан­тов, вол­но­вав­ших совре­мен­ное преп. Иову пра­во­слав­ное рус­ское об­ще­ство, ука­зы­вал ему на но­вое по­при­ще для его де­я­тель­но­сти, ко­то­рое он не счи­тал для се­бя чуж­дым. Он был да­лек от той мыс­ли, что игу­мен­ское зва­ние обя­зы­ва­ет его к по­пе­че­нию об од­них лишь ис­клю­чи­тель­но мо­на­стыр­ских нуж­дах, хо­тя по­пе­че­ние о них счи­тал пер­вою сво­ею обя­зан­но­стью: он счи­тал сво­им дол­гом стре­мить­ся к то­му, чтобы вве­рен­ный ему мо­на­стырь не од­ною толь­ко доб­ро­де­тель­ной жиз­нью ино­ков по­учал окру­жа­ю­щее мир­ское об­ще­ство, но и учи­тель­ным сло­вом, при­ме­ни­тель­но к об­сто­я­тель­ствам и по­ло­же­нию это­го об­ще­ства. По­это­му он при­ло­жил мно­го уси­лий к об­ли­че­нию иезу­ит­ской про­по­ве­ди, ка­то­ли­че­ства, рез­ко вос­ста­вая про­тив уче­ния о со­вер­ше­нии Та­ин­ства Ев­ха­ри­стии на опрес­но­ках и за­щи­щая упо­треб­ле­ние квас­но­го хле­ба. Еще бо­лее уси­лий на­пра­вил пре­по­доб­ный Иов к об­ли­че­нию про­те­стант­ству­ю­щих сект, ста­ра­ясь предо­хра­нить от них пра­во­слав­ное об­ще­ство.

Та­кая де­я­тель­ность пре­по­доб­но­го Иова в зва­нии игу­ме­на Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря воз­вы­си­ла этот мо­на­стырь над дру­ги­ми Ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми и при­нес­ла ему гром­кую из­вест­ность. Пра­во­слав­ные кня­зья, гос­по­да и на­род с раз­ных мест сте­ка­лись в Ду­бен­скую оби­тель, в осо­бен­но­сти же к са­мо­му бла­жен­но­му игу­ме­ну ее, “сту­жая ему, – как го­во­рит пи­са­тель жи­тия его, – че­стью и по­хва­ла­ми”.

Но су­ет­ная сла­ва ми­ра се­го на­ча­ла сму­щать сми­рен­но­го тру­же­ни­ка и свя­то­го по­движ­ни­ка, не ис­кав­ше­го сла­вы у че­ло­век и же­лав­ше­го иметь сви­де­те­лем тру­дов сво­их и по­дви­гов еди­но­го Тай­но­зри­те­ля Бо­га. При том же лич­ные на­клон­но­сти преп. Иова влек­ли его к уеди­нен­ной, пу­стын­ной жиз­ни, где бы он мог под­ви­зать­ся не в зва­нии на­сто­я­тель­ском, а как про­стой инок. К это­му при­со­еди­ни­лись еще неудо­воль­ствие и неко­то­рые непри­ят­ные столк­но­ве­ния с кня­зем Ду­бен­ским Кон­стан­ти­ном Кон­стан­ти­но­ви­чем Острож­ским, ко­то­рый хо­тя и ува­жал пре­по­доб­но­го, од­на­ко не все­гда дей­ство­вал со­глас­но с его взгля­да­ми. Вслед­ствие все­го это­го пре­по­доб­ный Иов, по­слу­жив по ме­ре сил сво­их и воз­мож­но­сти на поль­зу Ду­бен­ско­го Кре­сто­воз­дви­жен­ско­го мо­на­сты­ря и воз­вы­сив его пе­ред дру­ги­ми ду­бен­ски­ми мо­на­сты­ря­ми, оста­вил этот мо­на­стырь по­сле два­дца­ти­лет­не­го управ­ле­ния им и уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру, – в ту оби­тель, ко­то­рая те­перь из­вест­на под име­нем По­ча­ев­ской Лав­ры.

Пре­по­доб­ный Иов при­был ту­да в то са­мое вре­мя, ко­гда оби­тель на По­ча­ев­ской го­ре толь­ко еще на­чи­на­ла бла­го­устро­ять­ся по­сле пе­ре­не­се­ния ту­да из до­ма бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри. В оби­те­ли не бы­ло да­же игу­ме­на. По­ча­ев­ские ино­ки чрез­вы­чай­но об­ра­до­ва­лись при­бы­тию пре­по­доб­но­го и ста­ли упра­ши­вать его при­нять над ни­ми игу­мен­ство. Но не для это­го шел на По­ча­ев­скую го­ру Иов. Он ис­кал ме­ста для уеди­нен­ных по­дви­гов, и По­ча­ев­ская го­ра при­вле­ка­ла его сво­им срав­ни­тель­но от­да­лен­ным на­хож­де­ни­ем от шум­ной го­род­ской жиз­ни и пу­стын­но­стью мест­но­сти, то­гда еще быв­шей в без­вест­но­сти и еще не успев­шей про­сла­вить­ся чуд­ною ико­ной Бо­го­ма­те­ри. Не ду­мал пре­под. Иов игу­мен­ство­вать в По­ча­ев­ской оби­те­ли, он хо­тел под­ви­зать­ся здесь про­стым ино­ком; но по сми­ре­нию сво­е­му не мог от­ка­зать­ся от пред­ло­же­ния. К то­му же он на­де­ял­ся, что здесь, в По­ча­ев­ской оби­те­ли, при управ­ле­нии ею, у него оста­нет­ся мно­го вре­ме­ни и для пу­стын­ных уеди­нен­ных по­дви­гов, и что, сле­до­ва­тель­но, слу­жа оби­те­ли, он най­дет воз­мож­ность удо­вле­тво­рять и за­вет­ным стрем­ле­ни­ям сво­ей ду­ши. И вот он со­гла­сил­ся и из­бран был во игу­ме­на.

По­ло­же­ние, в ка­ком на­хо­ди­лась то­гда но­во­со­зи­дав­ша­я­ся По­ча­ев­ская оби­тель, ука­зы­ва­ло пре­по­доб­но­му Иову на за­ня­тия прак­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. В то вре­мя здесь, на ме­сте быв­ше­го пу­стын­но­жи­тель­ства, толь­ко еще на­чи­на­ло устра­и­вать­ся об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный преж­де все­го по­за­бо­тил­ся о по­стро­е­нии ка­мен­но­го хра­ма вме­сто де­ре­вян­но­го, по­стро­ен­но­го древни­ми ино­ка­ми по­ча­ев­ски­ми вбли­зи ска­лы на доб­ро­хот­ные по­да­я­ния жерт­во­ва­те­лей и те­перь при­шед­ше­го в вет­хость. По­за­бо­тил­ся так­же о проч­ном обес­пе­че­нии средств на со­дер­жа­ние мо­на­сты­ря, вы­хло­по­тав при­пис­ку к нему раз­лич­ных зе­мель и уго­дий. Кро­ме то­го, при­ла­гал ста­ра­ние к устрой­ству в мо­на­сты­ре ко­лод­цев, пру­дов, ого­ро­дов, са­дов и т. п. Во всех этих ра­бо­тах он сам с лю­бо­вью при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие. Соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми на­саж­дал он пло­до­вые де­ре­вья, при­ви­вал их, ока­пы­вал. Устро­ен­ный им сад и до се­го вре­ме­ни су­ще­ству­ет у под­но­жия По­ча­ев­ской Лав­ры. Сам же ко­пал он и озе­ро, об­но­ся его пло­ти­на­ми. Озе­ро это так­же су­ще­ству­ет и те­перь за огра­дою мо­на­сты­ря По­ча­ев­ской Лав­ры.

В са­мом на­ча­ле та­ких за­бот и по­пе­че­ний пре­по­доб­но­го Иова, на­прав­лен­ных к со­зи­да­нию и бла­го­устро­е­нию По­ча­ев­ской оби­те­ли, оби­тель эту по­стиг­ло несча­стье. По смер­ти бла­го­че­сти­вой вла­де­тель­ни­цы По­ча­ев­ской Ан­ны Гой­ской, ко­то­рая вве­ри­ла мо­на­сты­рю хра­не­ние чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри, все вла­де­ния ее пе­ре­шли по на­след­ству к бель­ско­му каш­те­ля­ну, впо­след­ствии сан­до­мир­ско­му во­е­во­де Ан­дрею Фер­лею. Он, бу­дучи лю­те­ран­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, нена­ви­дел По­ча­ев­скую оби­тель и оби­тав­ших в ней ино­ков. По­это­му все­ми ме­ра­ми ста­рал­ся де­лать им при­тес­не­ния: от­нял у них зем­ли, по­жерт­во­ван­ные им Гой­скою, за­пре­тил да­же да­вать во­ду, ко­то­рую ино­ки бра­ли в По­ча­е­ве, так как сво­е­го ко­лод­ца в оби­те­ли то­гда еще не бы­ло; не до­пус­кал усерд­ных бо­го­моль­цев на по­кло­не­ние иконе Бо­го­ма­те­ри и яв­но ху­лил са­му чу­до­твор­ную ико­ну. За­тем, на­ко­нец, же­лая со­вер­шен­но уни­что­жить оби­тель По­ча­ев­скую, он за­ду­мал от­нять у ино­ков ико­ну, пред­по­ла­гая, что они, ли­шась ее, не оста­нут­ся на ме­сте и разой­дут­ся в раз­ные сто­ро­ны. В 1623 го­ду, 19-го июня, он по­слал сво­е­го слу­гу Гри­го­рия Ко­зен­ско­го с во­и­на­ми-лю­те­ра­на­ми в По­ча­ев­скую оби­тель с ору­жи­ем, при­ка­зав раз­гра­бить ее. Гри­го­рий, во­рвав­шись в мо­на­стырь, устре­мил­ся в храм и по­хи­тил чу­до­твор­ную ико­ну Бо­го­ма­те­ри и вме­сте с нею все цер­ков­ные цен­но­сти, ка­кие толь­ко на­шел в хра­ме: со­су­ды, свя­щен­ные одеж­ды, зо­ло­то, се­реб­ро, жем­чу­ги и все се­реб­ря­ные изо­бра­же­ния, при­не­сен­ные в храм те­ми, ко­то­рые по мо­лит­вам чу­до­твор­ной иконе Бо­го­ма­те­ри ис­це­ле­ны бы­ли от раз­ных бо­лез­ней. Огра­бив все со­кро­ви­ща мо­на­сты­ря, Гри­го­рий при­вез их вме­сте с ико­ною Бо­го­ма­те­ри в го­ро­док Ко­зин в име­ние Ан­дрея Фер­лея. Фер­лей чрез­вы­чай­но об­ра­до­вал­ся та­ко­му без­бож­но­му де­лу и, не зная, что еще пред­при­нять к по­ру­га­нию свя­ты­ни, ре­шил­ся на сле­ду­ю­щий ко­щун­ствен­ный по­сту­пок. Он при­звал свою же­ну, на­дел на нее свя­щен­ные одеж­ды, дал в ру­ки свя­той по­тир (ча­шу), и она в та­ком ви­де при боль­шом со­бра­нии го­стей ста­ла ху­лить Бо­го­ма­терь и див­ную Ее ико­ну.

То­гда Са­ма Вла­ды­чи­ца при­шла на по­мощь пре­по­доб­но­му игу­ме­ну По­ча­ев­ско­му Иову и бра­тии. За ко­щун­ствен­ное об­ра­ще­ние со Сво­ей ико­ной Она пре­да­ла же­ну Фер­ле­е­ву тяж­кой бо­лез­ни, ко­то­рая не пре­кра­ща­лась до тех пор, по­ка чу­до­твор­ная ико­на не бы­ла воз­вра­ще­на в По­ча­ев­ский мо­на­стырь; утварь же и со­кро­ви­ща цер­ков­ные так и оста­лись в ру­ках свя­то­тат­ца.

На­де­ясь на по­мощь выш­ней По­кро­ви­тель­ни­цы го­ры, Иов с та­ким же усер­ди­ем, как и ра­нее, по ме­ре сил сво­их ста­рал­ся о вос­со­зда­нии оби­те­ли, и на­деж­да не по­сра­ми­ла пре­по­доб­но­го. Чу­де­са, ко­то­рые сно­ва ста­ла ис­то­чать ико­на всем, с ве­рою к ней при­те­ка­ю­щим, ста­ли с пре­кра­ще­ни­ем непри­я­тель­ских на­па­де­ний при­вле­кать в оби­тель бо­го­моль­цев. Сно­ва воз­рас­та­ла оби­тель По­ча­ев­ская. Мно­гие бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане со­чув­ствен­но от­но­си­лись к тру­дам и за­бо­там Иова об оби­те­ли и по­мо­га­ли ей сво­и­ми ма­те­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми на бла­го­ле­пие ее и бла­го­укра­ше­ние.

За­бо­ты пре­по­доб­но­го Иова о бла­го­устрой­стве оби­те­ли не ме­ша­ли ему, как ра­нее и пред­по­ла­гал он, пре­да­вать­ся по­дви­гам по­движ­ни­че­ским. Ес­ли уже в юном воз­расте, под­ви­за­ясь в Угор­ниц­ком Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре, пре­по­доб­ный удив­лял сво­их спо­движ­ни­ков и жил “как Ан­гел” сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии, “быв всем на по­зор и на поль­зу”, то что ска­зать о по­дви­гах его те­перь, ко­гда он уже умуд­рил­ся в по­движ­ни­че­стве? Пре­по­доб­ный Иов, раз из­брав се­бе об­раз­цы для под­ра­жа­ния по­движ­ни­че­ско­го, остал­ся ве­рен им и те­перь.

“Что ска­зать, – го­во­рит о нем До­си­фей, – о нощ­ных по­дви­гах его мо­литв, ко­то­рые со­вер­шал он с усерд­ным ко­ле­но­пре­кло­не­ни­ем? В пе­ще­ре, в ко­то­рой он под­ви­зал­ся, до сих пор оста­ют­ся сле­ды его ко­ле­но­пре­кло­не­ний. Ча­сто уеди­ня­ясь в эту пе­ще­ру, он ино­гда в про­дол­же­ние трех дней, а ино­гда и в про­дол­же­ние це­лой неде­ли пре­бы­вал в мо­лит­вен­ных по­дви­гах и по­сте, пи­та­ясь обиль­но сле­за­ми уми­ле­ния, из­ли­ва­е­мы­ми от чи­сто­го серд­ца, и при­леж­но мо­лясь о бла­го­со­сто­я­нии и спа­се­нии ми­ра”.

Пре­по­доб­ный Иов по при­ме­ру древ­них мол­чаль­ни­ков был на­столь­ко мол­ча­лив, что по вре­ме­нам с тру­дом мож­но бы­ло услы­шать от него что-ни­будь дру­гое, кро­ме мо­лит­вы, ко­то­рая по­сто­ян­но ис­хо­ди­ла из уст его: “Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя”. Кро­ме по­ста, непре­стан­ной мо­лит­вы, ко­ле­но­пре­кло­не­ний, слез и мол­ча­ния, – бра­то­лю­бие, глу­бо­кое сми­ре­ние, по­слу­ша­ние, кро­тость и ми­ло­сер­дие со­став­ля­ли от­ли­чи­тель­ные ка­че­ства бла­жен­но­го по­движ­ни­ка. От по­сто­ян­ных тру­дов и по­дви­гов плоть пре­по­доб­но­го Иова бы­ла из­мож­де­на, и те­ло его, и осо­бен­но но­ги ис­пол­не­ны бы­ли язв, так что он с апо­сто­лом мог ска­зать: “аз яз­вы Гос­по­да Иису­са на те­ле мо­ем но­шу” (Гал.6:17).

Стро­гий и взыс­ка­тель­ный к са­мо­му се­бе, пре­по­доб­ный Иов по люб­ви к ближ­ним был снис­хо­ди­те­лен к немо­щам дру­гих и крайне незло­бив. Вот до­ка­за­тель­ство его незло­бия: од­на­жды в глу­бо­кую ночь, про­хо­дя ми­мо гум­на, уви­дел он че­ло­ве­ка, по­хи­щав­ше­го мо­на­стыр­скую пше­ни­цу, и так неждан­но по­до­шел к по­хи­ти­те­лю, что тот и ша­гу не мог сде­лать от на­пол­нен­но­го пше­ни­цею меш­ка. За­стиг­ну­тый на ме­сте пре­ступ­ле­ния, по­хи­ти­тель не столь­ко ис­пу­гал­ся, сколь­ко усты­дил­ся пре­по­доб­но­го и в оце­пе­не­нии сто­ял пред ним непо­движ­но, как ка­мень. По­том пал к но­гам его и умо­лял ни­ко­му не рас­ска­зы­вать о его по­ступ­ке, бо­ясь про­слыть за во­ра, меж­ду тем как ра­нее все счи­та­ли его чест­ным че­ло­ве­ком и ува­жа­ли его. Незло­би­вый ста­рец не угро­жал ви­нов­но­му ни­чем, но еще сам соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми по­мог по­хи­ти­те­лю под­нять на пле­чо ме­шок с пше­ни­цей, сде­лав ему при этом на­став­ле­ние о том, как предо­су­ди­тель­но по­хи­ще­ние чу­жой соб­ствен­но­сти и, при­вед­ши ему на па­мять за­по­ве­ди Бо­жии и Страш­ный Суд Гос­по­день, на ко­то­ром он дол­жен бу­дет дать от­чет в сво­ем по­ступ­ке, с ми­ром от­пу­стил его.

Так в под­ра­жа­нии свя­тым древним по­движ­ни­кам Хри­сто­вым под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский Иов. Мно­же­ство по­дви­гов его, как за­ме­ча­ет пи­са­тель жи­тия его, “мож­но упо­до­бить раз­ве без­чис­лен­но­му мно­же­ству звезд на твер­ди небес­ной, и они из­вест­ны еди­но­му Бо­гу, про­зи­ра­ю­ще­му в тай­ные из­ги­бы сер­дец че­ло­ве­че­ских”.

Сре­ди за­бот о бла­го­устро­е­нии По­ча­ев­ской оби­те­ли и по­движ­ни­че­ских тру­дов пре­по­доб­ный Иов на­хо­дил вре­мя и для ду­хов­но-про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти. Пре­по­доб­ный игу­мен По­ча­ев­ский в 1628 г. при­ни­мал уча­стие в Ки­ев­ском Со­бо­ре, за­ста­вив­шем из­вест­но­го от­ступ­ни­ка от пра­во­сла­вия Ме­ле­тия Смот­риц­ко­го от­речь­ся от сво­их за­блуж­де­ний. Вме­сте с дру­ги­ми ли­ца­ми, при­сут­ство­вав­ши­ми на со­бо­ре, Иов под­пи­сал со­бор­ное опре­де­ле­ние, в ко­то­ром за­явил, что он “твер­до сто­ит в пра­во­слав­ной ве­ре, не мыс­лит об от­ступ­ле­нии в унию и под клят­вою обе­ща­ет­ся не от­сту­пать и к то­му же уве­ще­вать весь пра­во­слав­ный на­род”.

Пре­по­доб­ный Иов – в ве­ли­кой схи­ме Иоанн. Несмот­ря на неустан­ные за­бо­ты о мо­на­стыр­ском бла­го­устрой­стве, на же­сто­кие по­движ­ни­че­ские тру­ды и на всю во­об­ще пол­ную неусып­ной де­я­тель­но­сти жизнь, пре­по­доб­ный до­жил до 100 лет и, пред­ска­зав день смер­ти сво­ей за неде­лю, ти­хо, без вся­ких стра­да­ний по­чил 28 ок­тяб­ря 1651 г., оста­вив как в оби­те­ли По­ча­ев­ской, так и во всей стране Во­лын­ской бла­го­го­вей­ное вос­по­ми­на­ние о неусып­ных мо­лит­вах, непод­ра­жа­е­мом тру­до­лю­бии и вы­со­ких сво­их доб­ро­де­те­лях. По­чил он в уеди­не­нии, так как под ко­нец сво­ей жиз­ни, имен­но в 1649 г., чув­ствуя сла­бость сил сво­их, сдал игу­мен­скую долж­ность от­цу Са­му­и­лу (Доб­рян­ско­му), про­дол­жая, од­на­ко, и по­сле это­го име­но­вать­ся игу­ме­ном По­ча­ев­ским.

Те­ло пре­по­доб­но­го по­сле по­гре­бе­ния оста­ва­лось в зем­ле семь лет. По­том мно­гие на­ча­ли за­ме­чать ис­хо­див­ший из мо­ги­лы его свет, и сам он три­жды во сне яв­лял­ся пра­во­слав­но­му мит­ро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му Ди­о­ни­сию Ба­ла­ба­ну и уве­ще­вал его от­крыть мо­щи, ле­жав­шие под спу­дом. В 1659 г. 8 ав­гу­ста мит­ро­по­лит Ди­о­ни­сий с ар­хи­манд­ри­том Фе­о­фа­ном и с бра­ти­ею оби­те­ли от­кры­ли гроб пре­по­доб­но­го, и свя­тые мо­щи его об­ре­те­ны бы­ли нетлен­ны­ми. С по­до­ба­ю­щей че­стию, при мно­го­чис­лен­ном со­бра­нии на­ро­да, пе­ре­не­се­ны бы­ли они в ве­ли­кую цер­ковь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и по­ло­же­ны в па­пер­ти.

С тех пор от мо­щей пре­по­доб­но­го Иова по­тек­ли ис­це­ле­ния, о чем мож­но про­чи­тать в его жи­тии.

Со вре­ме­ни пре­по­доб­но­го Иова утвер­жден­ная им оби­тель По­ча­ев­ская ис­пы­та­ла мно­го бед­ствий. В осо­бен­но­сти па­мят­но для нее и ни­ко­гда не из­гла­дит­ся из ле­то­пи­сей ее од­но: в пе­ри­од во­дво­ре­ния унии в Юго-За­пад­ной Рос­сии По­ча­ев­ская оби­тель не усто­я­ла про­тив уни­а­тов и в 1720 г. бы­ла от­ня­та ими у пра­во­слав­ных – здесь по­се­ли­лись уни­ат­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи. Во вла­де­нии уни­а­тов пра­во­слав­ная оби­тель на­хо­ди­лась до 1831 г. В этом го­ду по­ча­ев­ские ба­зи­ли­ан­ские мо­на­хи за их воз­му­ти­тель­ное по­ве­де­ние во вре­мя поль­ско­го мя­те­жа и за воз­буж­де­ние на­ро­да к вос­ста­нию бы­ли уда­ле­ны из По­ча­ев­ской оби­те­ли по по­ве­ле­нию в Бо­зе по­чив­ше­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча, и оби­тель воз­вра­ще­на пра­во­слав­ным. Пер­вым на­сто­я­те­лем По­ча­ев­ско­го мо­на­сты­ря по пе­ре­хо­де его к пра­во­слав­ным был прео­свя­щен­ный епи­скоп Во­лын­ский Ам­вро­сий, ко­то­рый из­брал сво­им на­мест­ни­ком кре­ме­нец­ко­го про­то­и­е­рея Гри­го­рия Ра­фаль­ско­го, впо­след­ствии вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Ан­то­ния, мит­ро­по­ли­та Нов­го­род­ско­го и Санкт-Пе­тер­бург­ско­го.

Па­мять пре­по­доб­но­го Иова праз­ну­ет­ся в По­ча­ев­ской Лав­ре три­жды в год: 19 мая – в день па­мя­ти Иова Мно­го­стра­даль­но­го; 10 сен­тяб­ря – в день об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Иова; 10 но­яб­ря – в день его кон­чи­ны. (Да­ты ука­за­ны по но­во­му сти­лю.)

И в на­ши дни чест­ные мо­щи обиль­но ис­то­ча­ют чу­де­са во сла­ву Трии­по­стас­но­го Бо­га, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и по­кло­не­ние, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

 

Тропарь преподобному Иову, игумену Почаевскому

глас 4

Многострада́льнаго пра́отца долготерпе́ние стяжа́в,/ Крести́телеву воздержа́нию уподобля́яся,/ Боже́ственныя же ре́вности обою́ приобща́яся,/ тех имена́ досто́йно прия́ти сподо́бился еси́/ и и́стинныя ве́ры был еси́ пропове́дник безбоя́знен:/ те́мже мона́хов мно́жества ко Христу́ приве́л еси́/ и вся лю́ди в Правосла́вии утверди́л еси́,/ И́ове преподо́бне о́тче наш,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

(Перевод: Обретя долготерпение много пострадавшего праотца, уподобляясь воздержанию Иоанна Крестителя и приобщаясь ревности по Богу обоих, ты достойно принял их имена и был безбоязненным проповедником истинной веры, потому привел множество монахов ко Христу и людей утвердил в Православии, Иов, преподобный отче наш, молись о спасении наших душ.)

 

Ин тропарь преподобному Иову, игумену Почаевскому, на обретение мощей

глас 4

Возло́жь на ся и́го Христо́во от ю́ности,/ преподо́бне о́тче И́ове,/ многоле́тне свя́то подвиза́лся еси́/ на по́прище благоче́стия во оби́тели Уго́рницстей и на о́строве Ду́бенстем,/ и, прише́д к горе́ Поча́евстей,/ зна́менанней цельбоно́сною стопо́ю Пресвяты́я Богоро́дицы,/ в те́сней пеще́ре ка́менней/ богомы́слия ра́ди и моли́твы многокра́тно заключа́лся еси́,/ и, благода́тию Бо́жиею укрепля́яся,/ му́жественно потруди́лся еси́/ на по́льзу Це́ркве Христо́вы и оби́тели твоея́,/ ку́пно же и проти́ву враго́в Правосла́вия и благоче́стия христиа́нскаго,/ и, наста́вив сицево́му ополче́нию и́ночествующих,/ победи́тели тех предста́вил еси́ Влады́це и Бо́гу. // Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

(Перевод: Возложив на себя иго Христово с юности (Мф.11:29-30), преподобный отче Иов, многие годы ты свято подвизался на поприще благочестия в Угорницкой обители и на острове Дубенском и, прийдя к горе Почаевской, ознаменовавшейся исцеляющей стопой Пресвятой Богородицы, в тесной пещере каменной, ради богомыслия и молитвы ты многократно закрывался и, благодатью Божией укрепляясь, мужественно потрудился ты на пользу Церкви Христовой и обители твоей, а также против врагов Православия и благочестия христианского и, обучая тому же ряды монашествующих, ты привел их как победителей Владыке и Богу. Его моли о спасении наших душ.)

 

Кондак преподобному Иову, игумену Почаевскому

глас 4

Яви́лся еси́ и́стинныя ве́ры столп,/ ева́нгельских же за́поведей ревни́тель,/ горды́ни обличе́ние,/ смире́нным же предста́тель и науче́ние:/ те́мже и ублажа́ющим тя грехо́в отпуще́ние испроси́,/ и оби́тель твою́ невреди́му сохрани́,// И́ове о́тче наш, многострада́льному подо́бный.

(Перевод: Ты явился столпом истинной веры и ревнителем евангельских заповедей, обличением гордости, имеющим же смирение - заступник и учитель, потому и прославляющим тебя испроси прощение грехов, и обитель твою сохрани невредимой, Иов отче наш, подобный многострадальному (Иову).)

 

Ин кондак преподобному Иову, игумену Почаевскому, на обретение мощей

глас 8

Возсия́ от спу́да земна́го сокро́вище нетле́нное моще́й твои́х,/ уго́дниче Бо́жий,/ я́ко, благоче́стно пожи́в в ве́ре Христа́ Бо́га на́шего,/ дости́гл еси́ доброде́телей соверше́нства,/ и, оста́вль сла́дость жития́ преходя́щаго,/ в пеще́ре горы́ Поча́евския в поще́ниих, моли́твах и труде́х свя́то подвиза́лся еси́,/ и те́ми те́ло твое́ увяди́л еси́. / Ны́не же, преше́д к Бо́гу в безмяте́жный и ве́чный поко́й,/ мо́лишися о всех с ве́рою к тебе́ прибега́ющих. / Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий// и оби́тели Поча́евския украше́ние.

(Перевод: Воссияло скрытое под землей нетленное сокровище твоих мощей, угодник Божий, так как ты благочестиво жил с верой во Христа Бога нашего, достиг совершенства добродетелей и, оставив наслаждения временной жизни, в пещере Почаевской горы в посте, молитвах и трудах свято подвизался и этим тело твое иссушил. Сейчас же, перейдя к Богу в безмятежный и вечный покой, ты молишься обо всех с верой к тебе приходящих. Радуйся, Иов, прославляемый угодник Божий и украшение Почаевской обители.)

 

Величание преподобному Иову, игумену Почаевскому

Ублажа́ем тя,/ преподо́бне о́тче наш И́ове,/ и чтим святу́ю па́мять твою́,/ наста́вниче мона́хов// и собесе́дниче А́нгелов.

 

Молитва преподобному Иову, игумену Почаевскому

О, преподо́бне о́тче И́ове, и́ноков трудолю́бнаго жития́ богому́дрый наста́вниче, кро́тости и воздержа́ния, чистоты́ и целому́дрия, братолю́бия и нищелю́бия, терпе́ния и бде́ния от ра́нней ю́ности до по́здней ста́рости неутоми́мый подви́жниче, ве́ры Правосла́вныя вели́кий ревни́телю и непреобори́мый побо́рниче, земли́ Волы́нския и Га́лицкия свети́ло благосве́тлое и святы́я Поча́евския оби́тели непобеди́мый защи́тниче! При́зри о́ком благоутро́бия твоего́ на нас недосто́йных чад твои́х, к тебе́ усе́рдно по вся дни прибега́ющих и на боголюби́выя лю́ди сия́, пред твои́ми духоно́сными и многоцеле́бными моща́ми собра́вшияся и благогове́йно к тем припа́дающия, и испроси́ предста́тельством твои́м ко Всевы́шнему Влады́це им и нам вся, я́же к животу́ и благоче́стию, поле́зная и благопотре́бная: боля́щия исцели́, малоду́шныя обо́дри, скорбя́щия уте́ши, оби́димыя заступи́, немощны́я подкрепи́ и пове́рженныя до́лу возста́ви, всем вся, благода́тию от Бо́га да́нною, да́руй, по коего́ждо ну́жде и потре́бе, во спасе́ние души́ и во здра́вие те́лу. Вознеси́ уго́дниче Бо́жий всемо́щную моли́тву твою́ о Росси́йской держа́ве, да бу́дет вы́ну мир и тишина́, благоче́стие и благоде́нствие, в суда́х пра́вда и ми́лость, в сове́тах му́дрость и благо́е преспе́яние, да утвержда́ется же во благи́х челове́цех ве́рность, в злых же страх и боя́знь, во е́же преста́ти им от зла и твори́ти до́брая, да та́ко в держа́ве Росси́йстей ца́рство Христо́во расте́т и мно́жится и да просла́вится в нем Бог, ди́вный во святы́х свои́х: Ему́же еди́ному подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

 

Молитва вторая преподобному Иову, игумену Почаевскому

О, всесвяты́й и пресла́вный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче наш И́ове, при́сный о нас ко Го́споду моли́твенниче и те́плый предста́телю о душа́х на́ших, к тебе́ всеумиле́нно ны́не притека́ем и, помина́юще по́двиги и чудеса́ твоя́, я́же сотвори́л еси́ и твори́ши на земли́, про́сим и мо́лим твою́ благосты́ню: я́коже тве́рдо и неизме́нно потруди́лся еси́ в ве́ре Христа́ Бо́га на́шего, и, сию́ до конца́ в себе́ и во всех при́сных твои́х це́лу и невреди́му сохрани́вый от вся́ких прираже́ний вра́жиих и ересе́й тлетво́рных, си́це и нас в Правосла́вии и единомы́слии укрепи́, отгоня́я моли́твами твои́ми вся́кую тьму неве́рия и неправомы́слия от серде́ц и помышле́ний на́ших; послужи́вый Го́споду и Бо́гу твоему́ де́лы благи́ми и неизрече́нным самоотверже́нием в труде́х, бде́ниих и поще́ниих, наста́ви нас на путь вся́кия доброде́тели и благосты́ни, избавля́я от искуше́ний и грехо́в, удаля́ющих нас от Бо́га и поверга́ющих в бе́здну зла все житие́ на́ше; яви́выйся иногда́ с Пречи́стою Де́вою Богоро́дицею верху́ горы́ Поча́евския во спасе́ние оби́тели твоея́ от наше́ствия и обложе́ния ага́рянскаго, и ны́не ускори́ на по́мощь стране́ на́шей проти́ву всех враго́в на́ших, вне́шних и вну́тренних, утвержда́я мир и тишину́ в земли́ на́шей, да безмо́лвное житие́ поживе́м во вся́ком благоче́стии и чистоте́; и всем к тебе́ притека́ющим и припа́дающим к ра́це честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х и твоея́ по́мощи и заступле́ния тре́бующим неоску́дныя ми́лости незави́стно подава́яй, не оста́ви и нас, си́рых и безпо́мощных, тебе́ моля́щихся, избавля́я от вся́кия ско́рби, гне́ва и ну́жды, от гла́да, губи́тельства, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нник и междоусо́бныя бра́ни. Ей, уго́дниче Бо́жий, при́зри ми́лостивно от Престо́ла Царя́ Сла́вы, Ему́же ты ны́не предстои́ши со Арха́нгелы и А́нгелы и со все́ми святы́ми, на оби́тель твою́ Поча́евскую, е́юже ты дре́вле му́дро пра́вил еси́, назда́в ю́ всехва́льным и ди́вным житие́м твои́м, и сохрани́ ю́ моли́твами твои́ми и вся́кий град, и страну́ и всех отовсю́ду, на мо́ре и на су́ши, в пусты́нях и в заключе́ниих многоразли́чных тебе́ призыва́ющих, от всех зол, ви́димых и неви́димых, да, та́ко твое́ю по́мощию и хода́тайством спаса́еми, в ве́це сем и по сконча́нии живота́ на́шего сподо́бимся ку́пно с тобо́ю сла́вити и воспева́ти всечестно́е и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

 

 ВИЖТЕ ОЩЕ

Против ереста на новостилието

Икуменизъм в развитие - след като Б"ПЦ" напусна ССЦ

Отстъплението от вярата наречено "нов стил"

ЗА СЪКРАЩАВАНЕТО НА ЛИТУРГИИТЕ, ТАЙНСТВАТА И ТРЕБИТЕ В НОВОСТИЛНАТА ЦЪРКВА

ЗА ПРЕМАХВАНЕТО НА ОГЛАШЕНИЕТО

ЗАЩО БОГ НИ ИЗОСТАВИ

За Петровият пост и въпросите, които поражда

ЗА КОРЕНА НА ЗЛОТО, ЗА НАЧАЛОТО НА ОТСТЪПЛЕНИЕТО НА РОДНАТА НИ „ЦЪРКВА“, ЗА БЪЛГАРСКАТА СХИЗМА

Театърът на антихриста

ИСТИНАТА ЗА НАШИЯ НАРОД

Християнството на българите и техните владетели

ИДЕЯТА "ПРАВОСЛАВНИ БУДИТЕЛИ"

Православна ли е демокрацията

Народе, народе...

Защо се премахва вероучението

За старостилния икуменизъм

КОЙ СТОИ ЗАД ОТСТЪПЛЕНИЕТО

ДИСЕКЦИЯ НА ЧОВЕКООМРАЗАТА

ПАСТИРСКО ОКРЪЖНО ПОСЛАНИЕ ПРОТИВ МАСОНСТВОТО

Против юдомасонството

Изповедание на вярата

КЪДЕ СЕ Е СЪХРАНИЛО ПРАВОСЛАВИЕТО

 

 ↑