Този сайт използва "бисквитки" единствено за да се създаде сесия за ползването му!
С използването на този сайт вие се съгласявате с употребата на "бисквитки"!   Разбрах
Православни
будители
„Не в силата е Бог, а в правдата!“ свети Александър Невски. Основната цел на „Будители“ е да помогне за пробуждане на заспалия Български Православен Дух, съхранил българите през робството и подтиснат от лъжеправославното етнофилетическо духовенство, революционерите масони, фашистите, комунистите, либералите, глобалистите и всякакви други партии, разделили народа и слугуващи на юдеите. Един Бог, Една Вяра, един православен цар, единен народ, единна България! Съ Нами Богъ!  Верую
На 19 септември...
Голготски кръст
или по-точно

†06 септември по църковния календар - Възпоменание на чудото на архангел Михаил в гр. Колоса, Мала Азия. Св. мъченик Ромил. Св. мъченик Евдоксий. Св. преподобни Архип. Св. свещеномъченик Кирил, епископ Гортински. Св. преподобни Давид. Св. мъченици Кириак, Фавст и Авив Прочетете повече ТУК!

1865г. е роден Тодор Митов Прочетете повече ТУК!

Търсене в сайта: Търсене на дата в календара:
печат 20.08.2013 г. / 20:16:53 
Вяра
03.09 по еретическия, †21 август по православния календар - Св. апостол Тадей. Св. мъченица Васа Хелеспонтска. Св. Васа Солунска. Св. свещеномъченик Симеон Самоковски

imageСв. Симеон Самоковски (1737)

Свещеномъченик Симеон Самоковски, със светското име Симеон Попович, зае достойно мястото си в българската история. Няма данни за рождената му дата, нито за родното му място, но е известно, че става Самоковски Митрополит в есента на 1734 година, веднага след смъртта на своя предшественик / 28 август 1734 г. / Митрополит Ефрем. От запазената летописна бележка на Митрополит Симеон Попович за негово посещение в Рилския манастир в края на същата година, се вижда стилно обработен почерк и подпис на високограмотен българин и архиерей. Историческата обстановка в това време се характеризира с масирано турско насилие над българското население и особено над българското духовенство. Османската империя воюва на два фронта - с Руската и Австрийската империи. По това време някъде започва и организирана съпротива срещу турците в Самоковска мирополия. Център на заверата е Долнолозенския манастир "Свети Спас", а ръководител и главен инициатор - митрополит Симеон Самоковски, подкрепян от висши духовници, воглаве с Ипекския сръбски патриарх, под чиято диоцеза в това време е Самоковската митрополия. Седалището на митрополит Симеон е в Дупница, поради липса на голям храм в града. По това време в Самоков се е служило единствено в Бельова църква. Около 20 юли 1737 година той е арестуван от турците, митриполитският дом е ограбен и разбит, а свети Симеон, окован и хвърлен в тъмница, където е измъчван 23 дни. Около 18 август Самоковският митрополит, окован във вериги и с железни гюлета на краката, с оскубана брада и коса, целият в кръв и рани е отведен в София.

В същото това време, по заповед на Али паша Кюппрюлюоглу са обесени около 350 свещеници, монаси и софийски граждани. Пред него застанал и Самоковският митрополит, като главен организатор и водач на заверата срещу султана. Затворен в турските казарми и измъчван в продължение на три дни, бил заведен под бесилото зад църквата "Света София" на 21 август и обесен. Когато го окачили на въжето, се строшило дървото. Втория път се скъсало въжето. Едва на третия митрополитът издъхнал. Тялото му висяло три дни, когато въжето отново се скъсало. Али паша забранил погребение в София. 
 

СВ. ВАСА СОЛУНСКА (ВОДЕНСКА)

Тази раннохристиянска мъченица пострадала по време на римския император Максимиан (286-308). Според преданията императорът принудил съпруга й, който бил езически жрец, сам да осъди жена си на смърт. Пред очите й били убити собствените й деца, а тя била жестоко измъчвана и посечена. Св. Васа е свързвана най-често с гр. Воден (Едеса в днешна Гърция), в областта на Солун. Тя е изобразена в охридската "Св. София", но е възприета като българска светица вероятно през ХІХ в. Нейни изображения има в редица църкви в Македония, Кюстендилско, както и в Троянския и Преображенския манастири. Паметта на св. Васа "от Солунската страна" (с многочисленото й българско население) се отбелязва на 03.09 - 21 август по православния календар.

 

imageЖитие на св. апостол Тадей (ок. 44 г.)

Свети апостол Тадей произхождал от град Едеса (1). По род бил евреин и в съвършенство знаел Свещеното Писание на Стария Завет. В дните на свети Иоан Кръстител (2), свети Тадей дошъл в Иерусалим. Като чул проповедта на Господния Предтеча и видял ангелския му живот, Тадей твърде много се удивил и приел кръщение от Иоан Предтеча. Скоро след това Тадей видял нашия Господ Иисус Христос, дошъл в плът и живеещ сред хората, чул също така и Неговото учение, видял дивните чудеса, които Той извършил, и тръгнал след Него. Свети Тадей бил приет от Господа и причислен към сонма на седемдесетте апостоли (малките), за които е казано в Евангелието: "След това Господ избра и други седемдесет ученици и ги разпрати пред Себе Си по двама за всеки град и място, където Сам щеше да отиде" (Лук. 10:1).

    (1) Едеса, град в северната част на Месопотамия, на река Ефрат. От 137 г. пр. Р. Хр. главен град на новообразуваната Озроенска или Едеска държава. От 217 г. сл. Р. Хр. Едеса е бил превърнат от римляните в източна колония. В IV в. тук била основана богословска школа от свети Ефрем Сирин, която към V в. се отклонила в несторианство, в полза на което особено много действал учителят от Едеската школа презвитер Ива. В 614 г. градът бил покорен от арабските халифи. В 1098 г. го завладял граф Балдуин, като го направил главен град на Едеското княжество. От 1144 г. той бил покорен от турците и от това време преминавал от ръце в ръце, докато през 1637 г. окончателно паднал под властта на Турция.

(2) Иоан - пророк, Предтеча и Кръстител на нашия Господ Иисус Христос, - най-велик от ветхозаветните пророци, стоящ на границата на Стария и Новия Завет. 

 
 

 

В числото на тези седемдесет били и възпоменаваният днес свети апостол Тадей. Като изпращал тези апостоли да проповядват Евангелието, Господ им казал:

"- Жетвата голяма, а работниците малко; затова молете Господаря на жетвата да изпрати работници на жетвата Си. Вървете! Ето, Аз ви пращам като агнета посред вълци. Не носете ни кесия, ни торба, нито обуща, и никого по пътя не поздравявайте. И в която къща влезете, първом казвайте: мир на тая къща! И ако бъде там синът на мира, върху него ще почива вашият мир; ако ли не, ще се върне у вас; и в тая къща оставайте, яжте и пийте, каквото ви дадат; защото работникът заслужава своята заплата. Не прехождайте от къща в къща. И в който град влезете и ви приемат, яжте, каквото ви сложат; изцерявайте болните, които са в него, и казвайте им: приближи се до вас царството Божие.

В който пък град влезете и не ви приемат, излезте по стъгдите му и кажете: и праха, полепнал по нас от вашия град, ви отърсваме; обаче да знаете, че се приближи до вас царството Божие. Казвам ви, че в оня ден за Содом ще бъде по-леко, отколкото за тоя град. Горко ти, Хоразине! Горко ти, Витсаидо! Защото, ако бяха се извършили в Тир и Сидон чудеса, които станаха у вас, отдавна те, седнали във вретище и пепел, биха се покаяли; обаче на Тир и Сидон ще бъде по-леко в съда, отколкото вам. И ти, Капернауме, който до небе си се въздигнал, до ада ще се провалиш. Който вас слуша, Мене слуша; и който се отмята от вас, от Мене се отмята; а който се отмята от Мене, отмята се от Оногова, Който ме е пратил" (Лук. 10:2-16).

Седемдесетте ученици тръгнали да проповядват Евангелието с голяма радост и проповядвали словото Господне. После се върнали при Господа и Му възвестили, че и бесовете им се покоряват заради Неговото име.

След доброволното страдание, смъртта, възкресението на третия ден и възнесението на небето на нашият Господ Иисус Христос, светите апостоли се разпръснали за проповед на Евангелието по цялата земя.

Свети апостол Тадей бил изпратен от Господа да проповядва в град Едеса. Понеже нашият Господ Иисус Христос още преди доброволното Си страдание обещал да изпрати там един от Своите апостоли.

Управител на този град бил княз Авгар. На него Господ обещал да изпрати Свой апостол.

Авгар боледувал от неизлечима болест, - проказа. Като чул за дивните чудеса, които творил Господ Иисус Христос, Авгар твърде много пожелал да Го види, да чуе учението Му и да се изцели с Неговата сила от тежката си болест. Но, като не дръзвал да се надява, че Господ Иисус Христос Сам ще дойде при него, Авгар изпратил при Господа един изкусен иконописец и му поръчал да изобрази с бои лицето на Господа.

Заедно с това Авгар изпратил на Господа и послание, в което пишел, че е чул за Господа и Неговите дивни чудеса, как Той без всякакви лекарства и билки изцелявал болести, давал зрение на слепите, прохождане на хромите, изцелявал прокажени, изгонвал нечисти духове от хората, лекувал с една Своя дума разслабени, лежали дълго време на болнично легло и възкресявал мъртви. -

"Като чувам всичко това за Тебе, - пишел Авгар, - аз мисля за Тебе едно от двете неща: или Ти Самият Си Бог, слязъл от небето, или Си Синът Божий, тъй като Ти вършиш твърде удивителни и преславни чудеса. Затова Ти пиша смиреното си послание, за да се потрудиш да дойдеш при мен и да ме изцелиш от моята неизлечима болест, от която вече много години страдам".

Светият Убрус - неръкотворният образ на Христа.  Детайл от стенопис от 1259 г. в Боянската църква край СофияСветият Убрус - неръкотворният образ на Христа. 
Детайл от стенопис от 1259 г. в Боянската църква край София

 

Като видял вярата и упованието на княз Авгар, нашият Господ Иисус Христос му изпратил неръкотворното изображение на Пречистото Си лице, а също му написал послание, в което говорел така:

"- Блажен си ти, Авгаре, който не си Ме видял, но си повярвал в Мене, понеже за Мене е написано, че тези, които Ме видят, няма да повярват, а тези, които не са Ме видели, ще повярват в Мене и ще наследят живот вечен. Ти Ми пишеш да дойда при тебе, но на Мене подобава да извърша това, за което Съм дошъл, и след извършването му да се върна при Отца, който Ме е пратил. И когато бъда възнесен при Него, тогава ще ти пратя едного от Моите ученици, който, като те изцели съвършено от болестта ти, ще даде на теб и на тези, които са с теб, вечен живот."

Като получил това послание и видял неръкотворния образ на нашия Господ Иисус Христос, княз Авгар се преизпълнил с голяма радост. Целунал с любов посланието, поклонил се на Христовия образ и скоро след това получил значително облекчение на болестта си, понеже само малка част от проказата останала на лицето му.

За окончателното излекуване на Авгар от болестта Господ изпратил, съгласно с Неговото обещание, свети апостол Тадей, който изцелил напълно не само тялото на Авгар, но и душата му, за което ще стане дума по-долу.

Когато свети апостол Тадей дошъл в град Едеса, не се представил веднага на княз Авгар, а най-напред влязъл в дома на негов познат евреин на име Товия. Като пребивавал при него, свети Тадей извършвал най-различни изцеления с Христовата сила, като изцелявал различните болести с възлагане на ръце и призоваване на името на нашия Господ Иисус Христос.

Вестта за свети Тадей скоро се разпространила по целия град и жителите му започнали да водят при него много болни. Като виждали бързото им изцеляване, всички много се удивлявали.

След известно време било донесено на княз Авгар, че неизвестен мъж, дошъл от Иерусалим, върши много чудеса с Христовото име.

Авгар веднага си спомнил за обещанието на Христа да изпрати при него един от учениците Си и си помислил: "Не е ли дошъл този, когото Господ обеща да ми изпрати?". След това заповядал да повикат Товия и му казал:

- Чух, че в дома ти живее някакъв мъж, дошъл от Иерусалим. Казват, че той изцелявал болести с името на Иисуса Христа.

Товия отговорил:

- Да, действително е така. Съвършено вярно каза, господарю, че този мъж, който живее при мене, върши много чудеса с името на Господа Иисуса Христа.

Тогава князът казал:

- Доведи го при мен.

Товия се отправил при свети Тадей и му казал:

- Князът на този град ме мзвика при себе си и ми заповяда да те доведа при него, за да го изцелиш от болестта, от която страда.

Свети Тадей отвърнал:

- Наистина съм изпратен при него.

На другия ден рано сутринта те се отправили към княза. Междувременно при него вече се били събрали всички велможи и съветници.

Когато свети апостол Тадей влизал през вратите на княжеските палати, князът го погледнал и забелязал, че лицето на апостола сияе с необикновена светлина. Авгар се ужасил, станал от мястото си и се поклонил до земя на Христовия апоспол.

Всички присъстващи много се изумили от постъпката на княза, недоумявайки, защо князът се поклонил на обикновен човек, тъй като не виждали дивното сияние, което излизало от лицето на Христовия апостол.

После князът попитал свети Тадей:

- Ти ли си ученикът на Господ Иисус Христос, Божия Син, Който обеща да ми изпрати един от Своите ученици, за да ме изцели съвършено от недъга ми и да дарува на мен и на всичките ми близки вечен живот?

Христовият апостол отвърнал:

- Тъй като ти яви велико упование към моя Господ Иисус Христос, то затова съм изпратен от Него при тебе. И ако вярата ти се увеличи още повече, ще бъде изпълнено всичко, което пожелаеш по твоята вяра.

Авгар отговорил:

- Аз толкова горещо повярвах в Него, че възнамерявах да събера войска и да отида на война срещу иудеите, които разпнаха Господа, за да им отмъстя за жестокостта и злобата и окончателно да ги изтребя. Но ме възпрепятства римската власт, на която е подчинена нашата страна.

Свети Тадей казал:

- Нашият Господ и Бог Иисус Христос не се нуждаеше от човешка помощ по време на страданието Си от завистливите и жестокосърдечни иудеи. Понеже Той Сам можеше, ако пожелае, да повика легиони от ангели. Но като изпълняваше волята на Отца, нашият Господ пострада заради спасението на света. Като изпълни волята на Отца Си, Той възлезе при Него на небесата със слава и седна отдясно на Него. Нашият Господ не се нуждае, някой да отмъщава на враговете Му за Него, понеже Сам има власт над всички. Той Сам ще съди някога живите и мъртвите и ще въздаде на всекиго според делата му.

Свети апостол Тадей говорел на княз Авгар и на всички, които били заедно с него, още много други неща за нашия Господ Иисус Христос. После, като го довел до пълна вяра в Господа, го кръстил.

Веднага след кръщението Авгар получил изцеление от проказата. Трябва да отбележим, че след първото изцеление (4), у Авгар останала проказа на лицето, но отначало той бил прокажен по цялото си тяло. Когато му донесли писмото (посланието) на Христа и неръкотворния образ на пресвятото Лице Христово, тогава Авгар бил изцелен за пръв път - тялото му се очистило от проказата, а само лицето му, по Божий промисъл оставало още неизцелено до идването на апостола.

    (4) Виж повествованието за пренасяне на неръкотворния образ на нашия Господ Иисус Христос: 29.08 по еретическия, †16 август по църковния календар - Пренасяне на неръкотворния Образ на нашия Господ Иисус Христос от Едеса в Константинопол  
 

 

Заедно с това след пристигането на апостола и след светото кръщение станало и друго изцеление - не само на тялото, но и на душата му. Понеже от светия купел княз Авгар излязъл съвършено здрав.

След проповедта на апостола се кръстил не само княз Авгар, но и всички, които живеели в дома му, а също така и тези, които видели чудесата, извършени от апостола, а както и изцелените от него.

След всичко това свети апостол Тадей казал на княза да събере всички граждани, за да могат и те да чуят словото Божие.

На следващата сутрин се събрал целият народ. Христовият апостол, като застанал на високо място, започнал да благовести на целия народ за Единия Бог, Който е сътворил небето и земята и всичко видимо и невидимо със Своята сила. Светият апостол Тадей казал на народа и за това, как нашият Господ Иисус Христос слязъл от небесата на земята, като се въплътил неизречено заради спасението на хората, как пострадал доброволно, възкръснал, възнесъл се на небесата и приготвил вечна награда за добродетелните на небесата, а за злите, нескончаеми мъки в ада. Казал и за всички други тайни на Божието домостроителство.

Като слушал апостола, целият народ повярвал на думите му, тъй като видял и чудесата, които той извършил: всички видели изцелен своя княз и мнозина други, страдащи от различни болести. Всички започнали да прославят Господа и да молят да ги кръсти.

По такъв начин град Едеса бил просветен от светата вяра в името на нашия Господ Иисус Христос и със свето кръщение. След това започнали да строят храмове. Били поставени презвитери чрез апостолско ръкополагане.

Княз Авгар твърде много искал да се отблагодари на Христовия апостол за своето чудесно изцеление, затова му предлагал много злато, но светият не приел нищо, като казвал:

- Ако ние сме оставили собственото си, то как ще пожелаем да получим или да го придобием от другите?

 

След като свети апостол Тадей утвърдил светата вяра и благочестие в Едеса и насочил всички към благото, се отправил към Месопотамия (5). Тук той просветил мнозина, като ги обърнал към Христа, и създал храмове.

Светият апостол минал през много градове, като се подвизавал в благовестието на името Христово.

След това дошъл във финикийския град Бейрут (6). Проповядвал и тук Христовото име, като кръстил мнозина.

Светият апостол Тадей починал тук с мир в Господа (7).

Има сведения за пратеник от Нарсес, асирийския цар, до едеския княз Авгар с молба или да изпрати при него свети апостол Тадей, или да му напише за чудесата, извършени от него. В отговор на тази молба, Авгар му съобщил за чудесата на апостол Тадей.

    (5) Месопотамия - камениста и песъчлива страна, намираща се между реките Тигър и Ефрат, простираща се от Армения до Персийския залив.

(6) Бейрут - главен град на Сирия и най-важен търговски център на сирийското крайбрежие между Саида и Тарабул. В древността Бейрут бил финикийско пристанище и се казвал Беритос. Египетският крал Тутмозис II завоювал града, а Антиох III го отнел от Птоломеите. В 140 година пр. Р. Хр. Бейрут бил разрушен от сириеца Диотос Трифон, но при императора Август, той отново бил възстановен от Агрипа и превърнат в колония на римските ветерани. При по-късните императори Бейрут се славел с висшата си школа по риторика, поетика и особено - право.

(7) Кончината на свети апостол Тадей станала около 44 година.

 

 

свети апостол Иуда, брат Господен по плътТрябва да забележим, че възпоменаваният днес свети апостол Тадей е различно лице от свети апостол  Иуда Тадей, наричан Левей, апостол от дванадесетте, паметта на когото се празнува в деветнадесетия ден на месец юни (02.07 по еретическия светски календар - на същата дата може да се прочете и житието му - 02.07 по еретическия, †19 юни по православния календар - Св. апостол Иуда, брат Господен по плът) (8).

 

 

    (8) Апостолът (от дванадесетте) Иуда се наричал Левей, или Тадей. Тези наименования били дадени на апостола не без причина, а именно: думата "Левей" значи "сърдечен". По отношение на апостол Иуда това название ще означава, че той, след направените от него по незнание прегрешения против Господа - след маловерието си (виж Иоан. 7:5) - напълно се уверил в това, че Иисус е истинският Месия, Христос Бог, и се съединил в сърцето си с Него. Апостол Иуда се нарича още Тадей, което значи: "хвалещ", понеже той прославял и изповядал Христа Бога и възвестил Евангелието на много народи. За живота и дейността на свети апостол Иуда, наричан още Тадей, ни е известно съвсем малко. Апостол Иуда понесъл много благовестнически трудове, като разпространявал Христовото Евангелие. Скоро след Господнето възнесение, апостол Иуда, както и всички Христови апостоли, се отправил на проповед и благовестил в Иудея, Галилея, Самария, Идумея и други страни.  

 

В пролога на днешната дата в Синаксара на възпоменавания днес свети апостол Тадей има такъв надпис:

"В памет на свети апостол Тадей, който е и Левей".

Следва обаче да забележим, че прозвището "Левей" трябва да отнасяме не към този свети Тадей, но към другия, апостола от дванадесетте, както за това се споменава и в Евангелието според Матея (10:3).

 

По-подробно за това говори Никифор Калист (9), най-древният гръцки църковен историк, в 40-ата глава на втората книга на своята История. Той казва следното:

"Свети Иуда, не Искариот, но другият, на когото дали две наименования: Тадей и Левей, син на Иосиф, брат на Иакова, хвърлен от покрива на храма (10), първоначално благовествувал Евангелието в Иудея и Галилея, в Самария и Идумея, а също така и в арабските градове, в сирийските и месопотамските страни, после дошъл в Едеса, града на Авгар, където по-рано благовестил името Христово друг Тадей, апостол от седемдесетте, и тук допълнил всичко това, което не било довършено от него (11).

Така говори Никифор Калист за тези двама Тадей: единия назовава Левей (от числото на дванадесетте апостоли), а другия (възпоменаваният днес) - от числото на седемдесетте апостоли - само Тадей.

    (9) Никифор Калист - най-известният църковен историк от ХIV в., монах от Софийския манастир в Константинопол. Неговата "Църковна история" (в 18 книги) е обхванала периода до кончината на император Фока (ок. 611 г.).

(10) Свети апостол Иаков, брат Господен, син на Иосиф Обручник и брат на Иуда, Симона и Иосия (или Иосифа). Според църковното Предание той съпътствал баща си и Пресветата Дева в Египет и се отличавал със строгото изпълнение на закона, заради което и бил наречен "праведен". Като повярвал в Иисуса Христа като в Син Божий, вече след кръстната Му смърт, той се удостоил да Го види след възкресението Му. (Гал. 2:9) Свети апостол Иаков бил поставен от Самия Господ Иисус Христос за епископ на Иерусалим. Той бил, по израза на апостол Павел, стълп на Църквата (Деян.15:13.) Свети апостол Иаков се ползвал с голямо уважение не само сред християните, но и сред иудеите. Починал мъченически (ок. 63 г.) в дните на празника Петдесетница, като бил хвърлен от покрива на храма заради всенародното изповядване на името Христово. Преди кончината си той се молел за убийците си. Паметта на свети апостол Иаков се отбелязва на 23 октомври по православния календар - 05.11 по светския, 23 октомври по православния календар - Св. апостол Яков, 4 януари по православния календар - 17.01 по еретическия, 04 януари по църковния календар - Събор на Седемдесетте апостоли (в събора на 70-те апостоли) и в седмицата след Рождество Христово. На мястото на кончината на свети апостол Иаков в Иерусалим е построен манастир на негово име. Свети апостол Иаков е написал съборно послание, което е поставено като първо поред сред другите съборни послания. Църковното Предание му приписва съставянето на първата Литургия, съкратена после от свети Василий Велики и свети Иоан Златоуст.

(11) Има сведения, че свети апостол Иуда е проповядвал християнството и в Персия, откъдето е написал своето съборно послание. Повод за написването на това послание било обстоятелството, че в обществото на вярващите се вмъкнали нечестиви хора, които обръщали Божията благодат в беззаконие и под вид на християнска свобода си позволявали всякакви греховни дела. В това послание се съдържа и част от догматическото учение: за тайнството на Светата Троица, за въплъщението на Иисуса Христа, за различието на ангелите - добри и зли, и за бъдещия Страшен Съд. Съдържа също и нравствено учение: увещание да се избягва греховната плътска нечистота, хулите, гордостта, непослушанието и други пороци. В него той увещава апостолите да бъдат постоянни в задълженията и длъжностите си - във вярата, молитвата, в любовта, увещава ги да се грижат за обръщането на заблудилите се и да пазят себе си от еретиците.

 
   

Тропарь апостолу от 70-ти Фаддею Едесскому

глас 2

Днесь Еде́с град весели́тся,/ прие́м тобо́ю Креще́ния ба́ню,/ и А́вгарь, страсте́й премене́н, твою́ па́мять сла́вит. / С ни́миже пое́м и мы:/ весе́лия духо́внаго испо́лни живо́т наш/ и стра́сти исцели́,// Фадде́е апо́столе, моли́твами твои́ми.

Перевод: Сегодня город Эдесса радуется, получив от тебя святое Крещение, и Авгарь, избавившись от болезни, твою память прославляет. С ними же поем и мы: «Радости духовной наполни жизнь нашу и исцели от страстей, Фаддей апостол, по молитвам твоим».

Ин тропарь апостолу от 70-ти Фаддею Едесскому

глас 3

Апо́столе святы́й Фадде́е,/ моли́ Ми́лостиваго Бо́га,/ да прегреше́ний оставле́ние// пода́ст душа́м на́шим.

Перевод: Апостол святой Фаддей, моли Милостивого Бога, да прегрешений прощение подаст душам нашим.

Кондак апостолу от 70-ти Фаддею Едесскому

глас 4

Я́ко звезду́ пресве́тлую/ Це́рковь тя стяжа́,/ апо́столе Фадде́е,/ чудесы́ твои́ми всегда́ просвеща́ема,// спаси́ ве́рою чту́щия па́мять твою́.

Перевод: Как преяркую звезду Церковь тебя обрела, апостол Фаддей, чудесами твоими всегда просвещаемая, спаси с верой почитающих память твою.

 

В памет на света мъченица Васа и нейните чеда Теогний, Агапий и Пист (305-311)

света мъченица ВасаСвета мъченица Васа живяла по време на царуването на император Максимиан (1) в град Едеса (2). Като се съединила в брачни връзки с един идолски жрец, на име Валерий, тя родила три деца: Теогний, Агапий и Пист. Възпитала ги в дух на християнско благочестие, тъй като била християнка (тя получила познания за светата християнска вяра от родителите си).

    (1) Император Максимиан управлявал източната половина на Римската империя от 305 г. до 311 г.
(2) Град Едеса се намирал в Македония.
 
 

Оклеветена от мъжа си, тя трябвало да застане на езически съд, пред който изповядала себе си като християнка. Първо била затворена в тъмница заедно с чедата си, а след това изведена и представена пред съда. Синовете й били подложени пред очите й на различни мъчения: отначало повесили и започнали да стържат тялото на Теогний, после бил подложен на бой другият й син, Агапий. Мъчителите одрали кожата му от главата до гърдите, но той мълчал и не проронил нито дума. След това бил подложен на различни мъчения и третият й син. Като гледала мъките и страданията на децата си, майката ги укрепявала и молитвено ги увещавала мъжествено да понесат подвига си. И тримата младежи, като претърпели мъжествено всички мъки, едновременно били посечени с меч.

Като изпратила възлюбените си деца при Христа, Васа се възрадвала. После отново я затворили в тъмница. Мъчили я с глад, но тя получавала храна от ангел, с което се укрепявала за по-големи страдания. След това, съгласно със заповедта на мъчителя, била отведена в Македония и принуждавана да принесе мерзки жертвоприношения. Но тя отказала, за което била хвърлена във вода, а после в огън. След това я били с камъни, но тя останала невредима след всички мъчения.

    (3) Зевс - върховен бог на древногръцката религия, считал се за родоначалник на другите богове.

(4) Кончината на света мъченица Васа и нейните чеда е станала в началото на IV век. В Халкидон около 450 година съществувал храм, построен в чест на света мъченица

 
 

Когато я отвели в идолското капище, тя взела кумира на бога Зевс (3), хвърлила го на земята и го разбила. След това света Васа била дадена на зверовете да я изядат, но останала невредима сред тях. Тогава мъчителите я хвърлили в морето на около тридесет километра разстояние навътре от брега. И всички отдалече видели как трима светли мъже, които сияели по-ярко от слънцето, повели Васа към един кораб и я поставили да седне на престол.

Осем дни след това, света Васа се явила на воините на един остров, наречен Хелеспонт. Когато за това узнал македонският игемон, на име Филип, написал до управителя на Кизическата страна (Хелеспонтска епархия), да хванат мъченицата. Този, като я хванал, започнал да я принуждава към идолско жертвоприношение. Но като видял, че тя остава непреклонна, заповядал да вържат ръцете й и да я бият немилосърдно по цялото тяло. Накрая заповядал да отсекат честната й глава.

Така света мъченица Васа предала своята душа в ръцете на Христа Бога, на Когото се въздава слава сега и винаги и в безкрайни векове. Амин (4).

В същия ден се чества паметта на преподобни Аврамий трудолюбиви, Печерски, който се подвизавал в Антониевата пещера около ХII век.

В същия ден се чества паметта и на преподобния Аврамий, Смоленски чудотворец (починал в първата половина на ХIII век).

По молитвите на светите наши отци, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Амин.

 

 

Преподобный Аврамий (Авраамий) Печерский, Трудолюбивый (XII-XIII в.)

Пре­по­доб­ный Аврамий (Авраамий) Пе­чер­ский, Тру­до­лю­би­вый, по­движ­ник Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли XIV ве­ка. Мо­щи его по­чи­ва­ют в Ближ­них (Ан­то­ни­е­вых) пе­ще­рах. На ста­рин­ной иконе Пе­чер­ских чу­до­твор­цев Ан­то­ни­е­вой пе­ще­ры прп. Ав­ра­амий на­зван «игу­ме­ном»; точ­но с тем же са­ном из­ве­стен он в ру­ко­пис­ных свят­цах. Ес­ли так, то он в 1396 г. по­хо­ро­нил под­ле гро­ба Фе­о­до­си­е­ва кня­зя Ски­ри­гай­ла – Иоан­на, уби­ен­но­го слу­га­ми в Вы­ш­го­ро­де. У Каль­но­фой­ско­го прп. Ав­ра­амий Тру­до­лю­би­вый по­чи­ва­ет в пе­щер­ной тра­пе­зе. Это да­ет пра­во предположить, что прп. Ав­ра­амий по­след­нее вре­мя жиз­ни сво­ей под­ви­зал­ся в пе­ще­ре и здесь по­сле мо­лит­вы тру­дил­ся над при­го­тов­ле­ни­ем все­го нуж­но­го для пе­щер­ной бра­тии, чем и за­слу­жил на­зва­ние Тру­до­лю­би­во­го.

 

Преподобный Аврамий (Авраамий) Смоленский, архимандрит (1220 г.)

Из книги Ефрема инока: «Житие и терпение прп. отца нашего Авраамия».

Св. преподобни Аврамий и мъченик Аврамий. Икона от Русия. 1722 г.Св. преподобни Аврамий и мъченик Аврамий. Икона от Русия. 1722 г.

 Св. преподобни АврамийГос­по­ди, бла­го­сло­ви.

О Пре­свя­той Царь, Отец и Сын и Свя­той Дух, Сло­во Бо­жье, Царь, Ко­то­рый все­гда был, со­тво­рив­ший небо и зем­лю, ви­ди­мое и неви­ди­мое, при­вед­ший нас из небы­тия в бы­тие; не за­хо­тел Он нас оста­вить во мно­гих со­блаз­нах это­го ми­ра, но по­слал для на­ше­го из­бав­ле­ния Сво­е­го един­ствен­но­го Сы­на. Ибо Свя­той Дух го­во­рит уста­ми про­ро­ка: «Не хо­да­тай, не Ан­гел нас освя­тил, но Сам пре­кло­нил небе­са, и сни­зо­шел»; и ро­дил­ся без се­ме­ни от Свя­той, Пре­чи­стой и Невин­ной Прис­но­де­вы Ма­рии от Свя­то­го Ду­ха, и по­жил на зем­ле как че­ло­век, и пре­тер­пел му­че­ния от тех, ко­го Сам со­тво­рил, и по­знал смерть на Кре­сте, бу­дучи бес­страст­ным и бес­смерт­ным Бо­же­ством, и по­ло­жен был в гроб, и вос­крес в тре­тий день, явил­ся сво­им уче­ни­кам и утвер­дил их, и по­ка­зал уче­ни­кам мно­гие зна­ме­ния и чу­де­са, и взо­шел на небо к От­цу, и сел спра­ва от Него, и по­слал Свой Свя­той Дух свя­тым апо­сто­лам, и через них про­све­тил все на­ро­ды и на­учил их ис­тин­но ве­ро­вать и сла­вить Бо­га, и, на­став­ляя, вот что ска­зал: «Се, Я с ва­ми во все дни до скон­ча­ния ве­ка».

И вот, преж­де, чем я на­чал пи­сать, мо­лю Те­бя, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, мо­лит­ва­ми Пре­свя­той и Пре­чи­стой Де­вы-Ма­те­ри и всех Небес­ных сил, и моль­ба­ми всех свя­тых, – дай мне ра­зум, про­све­щен­ный бо­же­ствен­ной бла­го­да­тью, дай мне, че­ло­ве­ку дур­но­му и ве­ли­ко­му греш­ни­ку, на­чать рас­сказ о свет­лом по­дви­ге жиз­ни и тер­пе­ния, рас­сказ о жи­тии бла­жен­но­го Ав­ра­амия, быв­ше­го игу­ме­ном это­го мо­на­сты­ря на­шей свя­той Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы, па­мять ко­то­ро­го мы от­ме­ча­ем, празд­нуя день его успе­ния.

Так вот, бра­тья, вспо­ми­ная жизнь пре­по­доб­но­го и то, что она еще не опи­са­на, я был все­гда одер­жим пе­ча­лью и мо­лил­ся Бо­гу: «Гос­по­ди, спо­добь ме­ня на­пи­сать все по по­ряд­ку о жиз­ни на­ше­го бо­го­нос­но­го от­ца Ав­ра­амия», – чтобы бу­ду­щие ино­ки, по­лу­чив на­став­ле­ние и чи­тая его, ви­дя доб­лесть му­жа, вос­хва­ли­ли Бо­га и, про­слав­ляя его угод­ни­ка, укре­пи­лись на даль­ней­шие по­дви­ги, осо­бен­но же в этой стране, ибо здесь по­явил­ся та­кой муж, угод­ник Бо­жий. Ведь о та­ких, как он, Гос­подь через про­ро­ка ска­зал: «Я при­звал те­бя из утро­бы ма­те­ри». Со­би­ра­ясь на­чать рас­сказ, преж­де все­го мо­люсь Бо­гу, го­во­ря так: «Вла­ды­ка мой Все­дер­жи­тель, По­да­тель благ, Отец Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, при­ди ко мне на по­мощь и про­све­ти мое серд­це для ра­зу­ме­ния за­по­ве­дей Тво­их, от­крой уста мои для из­ре­че­ния слов Тво­их и чу­дес и для по­хва­лы Тво­е­го свя­то­го угод­ни­ка, и пусть про­сла­вит­ся Имя Твое, так как Ты по­мощ­ник всем, упо­ва­ю­щим на Те­бя все­гда».

Ро­дил­ся же бла­жен­ный Ав­ра­амий от пра­во­вер­ных ро­ди­те­лей, и они хо­ро­шо и бла­го­че­сти­во жи­ли по Бо­жьим за­ко­нам. Отец его был все­ми по­чи­та­ем и лю­бим, в че­сти у кня­зя, и по­ис­ти­не все его зна­ли, и был он укра­шен прав­дой, и мно­гим по­мо­гал в бе­дах, был ми­ло­стив и спо­ко­ен со все­ми, к мо­лит­вам и служ­бам цер­ков­ным при­ле­жа­ние имел. Мать его так­же бы­ла укра­ше­на вся­ким бла­го­че­сти­ем. И хо­тя бы­ла она не бес­плод­на – ро­ди­лось у нее две­на­дцать до­че­рей, – но не бы­ло у них сы­на. И это бы­ло им по Бо­жье­му про­мыс­лу. Они усерд­но мо­ли­ли Бо­га да­ро­вать им сы­на, при­но­ся мно­гие обе­ты и ми­ло­сты­ню в церк­ви и мо­на­сты­ри, – и Бог услы­шал их и да­ро­вал им сы­на. И еще ко­гда он на­хо­дил­ся в ма­те­рин­ской утро­бе, бла­го­дать Хри­ста его про­сла­ви­ла и при­зва­ла его, освя­ти­ла и да­ро­ва­ла его ма­те­ри, как преж­де Са­му­и­ла Анне. Жи­ла в то вре­мя некая де­ва и бла­жен­ная ино­ки­ня. По Бо­жье­му про­мыс­лу од­на­жды в вос­кре­се­нье, ко­гда она слад­ко спа­ла по­ут­ру, к ней уда­ри­ли в дверь и по­зва­ли ее: «Быст­ро вста­вай и иди, так как Ма­рия ро­ди­ла сы­на, а ты бу­дешь его кре­стить». «И бы­ло это со мной, – рас­ска­зы­ва­ла она, – как буд­то на­яву. Ко­гда же я во­шла в дом его ма­те­ри, мно­гие свя­ти­те­ли бла­го­го­вей­но омы­ва­ли от­ро­ка, как бы Кре­ще­ни­ем бла­го­да­ти освя­ща­ли его, и некая жен­щи­на, си­я­ю­щая яр­ким све­том, сто­я­ла ря­дом и дер­жа­ла одеж­ду бе­лую, как са­мый бе­лый снег. А ко­гда слу­ги спро­си­ли: «Ко­му, гос­по­жа, дать это­го ре­бен­ка?» – то по­ве­ле­ла при­не­сти его се­бе. И, как буд­то в свет, оде­ла она его в свет­лую ри­зу и от­да­ла ма­те­ри. Ко­гда же я рас­ска­за­ла об этом ви­де­нии его ма­те­ри, она от­ве­ти­ла: «В этот час ре­бе­нок ожил в мо­ей утро­бе».

Ко­гда на­сту­пил день рож­де­ния, ро­ди­ла она бла­жен­но­го ре­бен­ка, а за­тем в вось­мой день при­нес­ли его к свя­щен­ни­ку, чтобы, как при­ня­то у хри­сти­ан, имя ре­бен­ку дать. А пре­сви­тер, уви­дев ре­бен­ка, гла­за­ми серд­ца по Бо­жьей бла­го­да­ти про­зрел, что хо­чет он смо­ло­ду по­свя­тить се­бя Бо­гу. За­тем, ко­гда ре­бен­ку ис­пол­ни­лось со­рок дней, пре­сви­тер его окре­стил. Маль­чик же рос и вскарм­ли­вал­ся сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми, и бы­ла с ним бла­го­дать Бо­жья, и Бо­жий Дух уже в мо­ло­до­сти все­лил­ся в него. И ко­гда по бла­го­да­ти Хри­ста маль­чик до­стиг ра­зум­но­го воз­рас­та, ро­ди­те­ли от­да­ли его учить­ся по кни­гам. Он же не уны­вал, как про­чие де­ти, но, бла­го­да­ря боль­шо­му при­ле­жа­нию, быст­ро обу­чил­ся; к то­му же он не иг­рал с дру­ги­ми детьми, но спе­шил впе­ре­ди дру­гих на бо­же­ствен­ное и цер­ков­ное пе­ние и чте­ние, так что его ро­ди­те­ли ра­до­ва­лись это­му, а дру­гие удив­ля­лись та­ко­му ра­зу­му ре­бен­ка. Ведь на нем бы­ла Гос­под­ня бла­го­дать, ко­то­рая про­све­ща­ла его ра­зум и на­став­ля­ла на путь Хри­сто­вых за­по­ве­дей. Ко­гда же он вы­рос, он, как свет, си­ял кра­со­тою те­лес­ною и сво­и­ми доб­ро­де­те­ля­ми. Хо­тя ро­ди­те­ли при­нуж­да­ли его всту­пить в брак, он сам не за­хо­тел это­го и, бо­лее то­го, сам на­став­лял и учил их пре­зи­рать и нена­ви­деть сла­ву здеш­ней жиз­ни, пре­лесть это­го ми­ра, и со­ве­то­вал по­стричь­ся в мо­на­хи.

Ко­гда же его ро­ди­те­ли ото­шли к Бо­гу, он весь­ма об­ра­до­вал­ся и воз­дал хва­лу Бо­гу, ко­то­рый так устро­ил, а все бо­гат­ство, ко­то­рое оста­ви­ли ро­ди­те­ли его, раз­дал ни­щим, вдо­вам и си­ро­там, и ино­кам, по­мыш­ляя о том, как бы ему без пе­ча­ли от­ка­зать­ся от зем­ных благ и об­ра­тить свою мысль к Бо­гу, и утвер­ждая се­бя в этом, и учась Гос­под­не­му сло­ву, гла­ся­ще­му: «И кто не бе­рет кре­ста сво­е­го и не сле­ду­ет за Мною, тот не по­хож на Ме­ня». Чи­тая же бо­го­вдох­но­вен­ные кни­ги и жи­тия свя­тых, же­лая по­сле­до­вать их жиз­ни, и тру­дам, и по­дви­гам, он сме­нил бо­га­тые одеж­ды на бед­ные, и хо­дил как ни­щий, и стал юро­ди­вым, и раз­ду­мы­вал, про­ся и мо­лясь Бо­гу, о том, как бы ему спа­стись и в ка­кое бы уй­ти ме­сто. Сле­дуя на­став­ле­ни­ям Бо­га, он ото­шел да­лее пя­ти по­прищ от го­ро­да, скрыв это от всех, и по­стриг­ся, как из­вест­но мно­гим, в мо­на­сты­ре Свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ме­сте, на­зы­ва­е­мом Се­ли­ще, к во­сто­ку от го­ро­да. И был он с тех пор по бла­го­да­ти Хри­ста еще бо­лее скло­нен к по­дви­гу, го­то­вый на все тру­ды, и мыс­лен­но пред­став­ляя се­бе свя­той го­род Иеру­са­лим и гроб Гос­по­день, и все свя­щен­ные ме­ста, где Из­ба­ви­тель Бог и Спа­си­тель все­го ми­ра пре­тер­пел му­че­ния ра­ди на­ше­го спа­се­ния, и все свя­тые ме­ста, и пу­сты­ни пре­по­доб­ных от­цов, где они по­двиг и труд со­вер­ши­ли: и я го­во­рю о див­ном ос­но­ва­те­ле пу­стын­но­жи­тель­ства и вос­си­яв­шем, рав­ном Ан­ге­лам Ве­ли­ком Ан­то­нии, ко­то­рый был кре­пок и храбр и по­бе­дил крест­ной си­лой ду­хов враж­деб­но­го ему Ила­ри­о­на, его быв­ше­го уче­ни­ка; за­тем о про­слав­лен­ном сре­ди пост­ни­ков Ев­фи­мии-чу­до­твор­це; за­тем о Сав­ве и Фе­о­до­сии-ар­хи­манд­ри­те, са­мом ста­ром на­став­ни­ке всех ино­ков, жи­ву­щих во­круг Иеру­са­ли­ма.

Из всех книг бо­лее все­го лю­бил он ча­сто чи­тать уче­ние пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма и ве­ли­ко­го учи­те­ля все­лен­ной Иоан­на Зла­то­уста, и Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го, ко­то­рый был ар­хи­манд­ри­том всей Ру­си. Изу­чая и вду­мы­ва­ясь в свя­тые бо­го­вдох­но­вен­ные кни­ги с их жи­ти­я­ми и по­уче­ни­я­ми, он чи­тал днем и но­чью, непре­рыв­но мо­лясь Бо­гу, и со­вер­шая по­кло­ны, и про­све­щая свою ду­шу и по­мыс­лы. И он кор­мил­ся сло­вом Бо­жьим, как тру­до­лю­би­вая пче­ла, об­ле­та­ю­щая все цве­ты и при­но­ся­щая и го­то­вя­щая се­бе слад­кую пи­щу; так и он вы­би­рал все из всех книг и пе­ре­пи­сы­вал кое-что сво­ей ру­кой, кое-что по­ру­чал мно­го­чис­лен­ным пис­цам, как доб­рый пас­тух, зна­ю­щий и паст­ву свою, и ко­гда на ка­кой па­жи­ти ему па­сти ста­до, а не так, как невеж­да, ко­то­рый не зна­ет ста­да, так что оно ино­гда от го­ло­да по го­рам раз­бре­дет­ся, блуж­дая, а неко­то­рых зве­ри съе­дят. Да бу­дет из­вест­но это всем невеж­дам, ко­то­рые об­ла­ча­ют­ся в сан свя­щен­ни­ка. Так и мо­ря­ки, и ис­кус­ные корм­щи­ки, зная путь и при­ста­ни, ожи­да­ют ми­ло­сти от Бо­га и по­пут­но­го вет­ра, а не плы­вут на­встре­чу бу­ре и вол­нам мор­ским, но зна­ют, как с Бо­жьей по­мо­щью до­стиг­нуть необ­хо­ди­мо­го го­ро­да без несча­стья и по­топ­ле­ния. Или ес­ли же в да­ле­кий го­род за­хо­тим пой­ти, то све­ду­щих лю­дей спра­ши­ва­ем, нет ли раз­ных до­рог и нет ли мест, опас­ных из-за раз­бой­ни­ков, и осте­ре­га­ем­ся все­го это­го, и мо­лим­ся Бо­гу, чтобы без вся­кой бе­ды дой­ти.

Но вер­нем­ся к преж­не­му, с че­го мы на­ча­ли, го­во­ря о да­ре Бо­жье­го сло­ва, ко­то­рый был дан Бо­гом пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию. Ес­ли кто-ни­будь хо­чет стать во­е­во­дой у ца­ря, не со­би­ра­ет ли он всех храб­рых во­и­нов, чтобы твер­до про­ти­во­сто­ять вра­гу, ис­пол­чив­шись, на­сту­пать и по­беж­дать с Бо­жьей по­мо­щью? Так и Ав­ра­амий, и за­бо­тясь, и по­чи­тая та­кой дар и труд Бо­же­ствен­ных пи­са­ний, ду­мал, как бы ко­рабль сво­ей ду­ши убе­речь с Бо­жьей по­мо­щью от мно­гих бурь и волн, то есть на­па­стей от бе­сов и лю­дей, с на­деж­дой не по­гиб­нуть в этих бе­дах, и до­стичь при­ста­ни­ща спа­се­ния, и в ти­ши­ну небес­но­го Иеру­са­ли­ма на­ше­го Бо­га прий­ти. Ибо в свя­тых кни­гах пи­шет­ся, что на­ша здеш­няя жизнь – это смерть, ис­ку­ше­ние и вой­на, так что труд­но ко­му-ли­бо прой­ти ее без на­па­стей. Ведь и Сам Вла­ды­ка и Спа­си­тель, Гос­подь и Со­тво­ри­тель всех, и со­здав­ший все, и при­шед­ший на на­ше спа­се­ние от Пре­чи­стой Де­вы Бо­го­ро­ди­цы, не пре­тер­пел ли та­кие стра­да­ния от сво­ей тва­ри, бу­дучи без­гре­шен, – и сколь­ко свя­тых не пре­тер­пе­ли ли то же и так до­стиг­ли Небес­но­го Цар­ства, ко­то­рое и мы мо­лим­ся по­лу­чить.

Пре­бы­вал же бла­жен­ный Ав­ра­амий в преж­де на­зван­ном мо­на­сты­ре в тру­де, и в бодр­ство­ва­нии, и в го­ло­де днем и но­чью, так что и сам игу­мен ра­до­вал­ся, ви­дя его слав­ную жизнь, и вся бра­тия сла­ви­ла Бо­га, и мно­гие ми­ряне при­хо­ди­ли, чтобы он их уте­шил чте­ни­ем свя­тых книг. И он во всем по­ви­но­вал­ся игу­ме­ну, и слу­шал­ся всех бра­тьев, и был по­лон люб­ви и сми­ре­ния, и по­ко­рял­ся всем Бо­га ра­ди. И игу­мен его ис­пы­тал, во всем ли он ему по­ви­ну­ет­ся и слу­ша­ет­ся (ибо и сам игу­мен был на­чи­тан в бо­же­ствен­ных кни­гах, и знал все, и про­ни­кал во все, как из­вест­но мно­гим, и ни­кто не смел с ним спо­рить о книж­ной пре­муд­ро­сти), и при­ну­дил он бла­жен­но­го Ав­ра­амия при­нять свя­щен­ни­че­ский сан; и то­гда он был по­став­лен дья­ко­ном, а по­том свя­щен­ни­ком при кня­же­нии ве­ли­ко­го и хри­сто­лю­би­во­го кня­зя Мсти­сла­ва Смо­лен­ско­го и всей Ру­си. Ко­гда же бла­жен­ный при­нял свя­щен­ный сан, он еще бо­лее сми­рил­ся, по­сколь­ку Хри­стос да­ро­вал ему та­кую бла­го­дать.

А Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, ко­то­рую Хри­стос ве­лел тво­рить за весь мир, он с боль­шим усер­ди­ем со­вер­шал, и ни еди­но­го дня не про­пус­кал, и де­лал это, как из­вест­но мно­гим, до са­мой смер­ти, и не оста­вил цер­ков­ных пра­вил, и Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, и сво­е­го по­дви­га. Кто мо­жет рас­ска­зать о его ни­ще­те и на­го­те, и о по­но­ше­ни­ях от дья­во­ла, и о бо­лез­ни, и об ис­пы­та­нии его игу­ме­ном и все­ми бра­тья­ми и ра­ба­ми? Он и сам го­во­рил: «Я тер­пел ис­пы­та­ние пять лет, по­но­си­ли ме­ня, бес­че­сти­ли как зло­дея». Так вот, дья­вол, не тер­пя его и ви­дя, что по­беж­ден свя­тым, воз­двиг на него кра­мо­лу сво­и­ми зло­умыш­ле­ни­я­ми, же­лая его от­ту­да про­гнать; что и сбы­лось. Ведь дья­вол ви­дел, что мно­гие из го­ро­да при­хо­дят, и умно­жа­ют­ся сто­рон­ни­ки его уче­ния ду­хов­но­го, при­хо­дят к по­ка­я­нию от мно­гих гре­хов, хо­тя мы мо­жем ду­мать и ина­че – Бог так хо­тел, «по­то­му что не по­до­ба­ет све­тиль­ни­ку си­ять во тьме и не мо­жет укрыть­ся го­род, сто­я­щий на вер­ху го­ры». Ибо пи­шет­ся о ве­ли­ком про­све­ти­те­ле и учи­те­ле все­го ми­ра, об Иоанне Зла­то­усте, что ко­гда он ушел в пу­сты­ню и про­был в пу­стыне неко­то­рое вре­мя, то из-за боль­шо­го тру­да, и воз­дер­жа­ния, и го­ло­да сла­бость и недуг охва­ти­ли его те­ло, и это бы­ло по Бо­жье­му про­мыс­лу, чтобы учи­тель не был да­ле­ко от го­ро­да. И по­сле это­го он воз­вра­тил­ся в го­род, по­учая лю­дей и при­зы­вая их к стра­ху пе­ред Гос­по­дом.

И по на­у­ще­нию дья­во­ла и с Ав­ра­ами­ем то же про­изо­шло, ибо неко­то­рые из свя­щен­ни­ков, а дру­гие из чис­ла ино­ков по­мыш­ля­ли, как бы вос­стать на него, и неко­то­рые при­хо­ди­ли из го­ро­да, чтобы оскор­бить и оби­деть его, дру­гие же ли­хо­дей­ство­ва­ли и утвер­жда­ли, что он ни­че­го не зна­ет по срав­не­нию с ни­ми, но ухо­ди­ли со сты­дом, по­срам­лен­ные. И сно­ва не пе­ре­ста­ва­ли они воз­дви­гать на него кра­мо­лу в го­ро­де и по­всю­ду, го­во­ря: «Вот уже он об­ра­тил к се­бе весь го­род». К это­му мож­но до­ба­вить, бра­тья, од­но сло­во вам для уте­ше­ния: он так по бла­го­да­ти Хри­сто­вой уте­шал при­хо­дя­щих и пле­нял их ду­шу и ра­зум, что, ес­ли бы воз­мож­но бы­ло, они уже не ухо­ди­ли, че­му так­же есть мно­гие сви­де­те­ли. Так что не мог стер­петь это­го да­же сам игу­мен, ви­дя, что к нему мно­гие при­хо­дят, и не же­лая это­го, он от­лу­чил Ав­ра­амия и ска­зал ему: «Я за те­бя от­ве­чаю пе­ред Бо­гом, а ты пе­ре­стань по­учать»; и воз­вел на него мно­гие об­ви­не­ния.

И от­ту­да он вер­нул­ся в го­род и на­хо­дил­ся в од­ном мо­на­сты­ре Чест­но­го Кре­ста. И сю­да ста­ли при­хо­дить лю­ди еще боль­ше, и уче­ние его еще боль­ше рас­про­стра­ни­лось, и враг се­то­вал, а Гос­подь Бог про­слав­лял Сво­е­го ра­ба и со­блю­дал его все вре­мя, по­да­вая бла­го­дать и си­лу ра­бу Сво­е­му. И был он там недол­го, и от мно­гих по­лу­чал под­но­ше­ния: ему да­ва­ли необ­хо­ди­мое и сверх по­треб­но­стей, а он тот­час раз­да­вал все вдо­вам и ни­щим, а се­бе остав­лял толь­ко необ­хо­ди­мое. Укра­сил же он цер­ковь ико­на­ми, и за­ве­са­ми, и све­ча­ми, и мно­гие из го­ро­да на­ча­ли при­хо­дить и слу­шать цер­ков­ное пе­ние и чте­ние бо­же­ствен­ных книг. Ибо бла­жен­ный был ис­кус­ным чте­цом, так как по Бо­жьей бла­го­да­ти он мог не толь­ко чи­тать, но так­же тол­ко­вать кни­ги, так что мно­гие несве­ду­щие лю­ди, слу­шая его, по­ни­ма­ли все, что он ска­зал; и он го­во­рил на­изусть и по па­мя­ти, по­то­му что ни­что в бо­же­ствен­ных пи­са­ни­ях не ута­и­лось от него, так что его уста ни­ко­гда не умол­ка­ли, об­ра­ща­ясь ко всем, к ма­лым и к ве­ли­ким, к ра­бам и сво­бод­ным, и к ре­мес­лен­ни­кам. И так как они ино­гда при­хо­ди­ли на мо­лит­ву, ино­гда на цер­ков­ное пе­ние, ино­гда же для уте­ше­ния, он да­же но­чью ма­ло спал, но со­вер­шал ко­ле­но­пре­кло­не­ния и ти­хо про­ли­вал из глаз обиль­ные сле­зы, и бил се­бя в грудь, и об­ра­щал­ся к Бо­гу, умо­ляя по­ми­ло­вать сво­их лю­дей, от­вра­тить гнев свой и по­слать ми­лость свою, и из­ба­вить нас от угро­жа­ю­щих нам бед, и дать мир и по­кой мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой Де­вы Бо­го­ро­ди­цы и всех свя­тых. На­пи­сал же он две ико­ны: од­ну – Страш­ный суд вто­ро­го при­ше­ствия, а дру­гую – ис­пы­та­ние воз­душ­ных мы­тарств, ко­то­рых ни­кто не из­бе­жит, как учит ве­ли­кий Иоанн Зла­то­уст, ко­то­рый на­по­ми­на­ет о страш­ном дне, и сам Гос­подь, и все его свя­тые про­по­ве­ду­ют это ис­пы­та­ние, ко­то­ро­го ни­где не из­бе­жать, не скрыть­ся от него, и ог­нен­ная ре­ка те­чет пе­ред су­ди­ли­щем, и рас­кры­ва­ют­ся кни­ги, и вос­се­да­ет су­дья, и яв­ны­ми ста­но­вят­ся де­ла всех лю­дей. То­гда бу­дет сла­ва, и честь, и ра­дость всем пра­вед­ным, греш­ным же – веч­ная му­ка, ко­то­рой сам са­та­на бо­ит­ся и тре­пе­щет. Ес­ли уж, бра­тья, страш­но слы­шать об этом, то еще страш­нее бу­дет са­мо­му ви­деть. Но, оста­вив это, об­ра­тим­ся сно­ва к на­ше­му рас­ска­зу о бла­жен­ном Ав­ра­амии.

И он не пе­ре­ста­вал вспо­ми­нать Страш­ный суд, бо­ясь ис­пы­та­ния, и не пе­ре­ста­вал при­леж­но мо­лить­ся Бо­гу, и но­чью, и днем, и всем при­хо­дя­щим к нему не пе­ре­ста­вал го­во­рить об этом страш­ном дне, чи­тая ве­ли­ко­го и свет­ло­го учи­те­ля все­лен­ной Иоан­на Зла­то­уста, и пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма, и всех бо­го­глас­ных свя­тых, вни­мая свя­то­му ду­ху, ко­то­рый го­во­рил их уста­ми, и всем про­по­ве­дуя. И жил бла­жен­ный, воз­дер­жи­ва­ясь от мно­го­го пи­тья, осо­бен­но же нена­ви­дел пьян­ство, и лю­бил он скром­ную одеж­ду, пре­не­бре­гая очень до­ро­гой одеж­дой и бу­дучи все­гда сми­рен­ным. А на тра­пезы и на пи­ры он ни­ко­гда не хо­дил из-за мно­гих ссор, ко­то­рые бы­ва­ют там меж­ду вы­би­ра­ю­щи­ми се­бе ме­ста, и из-за мно­гих дру­гих бед, ко­то­рые бы­ва­ют из-за неуме­рен­но­го пьян­ства, по­это­му он из­бе­гал пи­ры. Ли­цо же бла­жен­но­го и те­ло бы­ли силь­но из­ну­ре­ны, так что его ко­сти и су­ста­вы мож­но бы­ло со­счи­тать как мо­щи, и ли­цо его бы­ло блед­но из-за ве­ли­ко­го тру­да, и воз­дер­жа­ния, и бодр­ство­ва­ния, и из-за мно­гих про­по­ве­дей, ко­то­ры­ми он из­ну­рял се­бя, из-за пе­ния и чте­ния, и мо­литв, воз­но­си­мых к Бо­гу. И ко­гда он с бла­го­че­сти­ем и с вни­ма­ни­ем при­бли­жал­ся к бо­же­ствен­но­му жерт­вен­ни­ку для бо­же­ствен­но­го при­но­ше­ния Свя­тых Да­ров, ко­то­рое за­ве­ща­но Гос­по­дом на ве­че­ри апо­сто­лам, а апо­сто­ла­ми Но­во­го за­ве­та пе­ре­да­но нам во остав­ле­ние гре­хов, то­гда он не раз­ре­шал раз­го­ва­ри­вать в церк­ви, осо­бен­но на ли­тур­гии, на­став­ляя и по­учая, по­веле­вая то­гда ум вме­сте с ду­шой неко­ле­би­мо, как по­до­ба­ет, с при­ле­жа­ни­ем це­ли­ком об­ра­щать к Бо­гу. Ко­гда он об­ла­чал­ся в одеж­ды свя­щен­ни­ка, был он об­раз и по­до­бие Ва­си­лия Ве­ли­ко­го: имел та­кую же чер­ную бо­ро­ду, толь­ко что го­ло­ва у него бы­ла пле­ши­ва. Но не осу­ди­те, бра­тья, мою гру­бость, ведь не лгу я, не хит­рю, не мудр­ствую, но го­во­рю это для тех мно­гих, что не ви­де­ли и не слы­ша­ли его. И вспо­ми­наю Гос­по­да, го­во­ря­ще­го: «Раб ле­ни­вый и лу­ка­вый! Над­ле­жа­ло те­бе от­дать се­реб­ро мое тор­гу­ю­щим, и я по­лу­чил бы мое с при­бы­лью». По­это­му, бо­ясь та­ко­го осуж­де­ния, я пи­шу это, чтобы, вы­слу­шав, мы про­сла­ви­ли Бо­га, нис­по­слав­ше­го та­кую бла­го­дать и по­мощь го­ро­ду Смо­лен­ску, как бла­жен­ный Ав­ра­амий.

Так как я хо­чу да­лее рас­ска­зы­вать, по­мо­ги­те мне ва­ши­ми мо­лит­ва­ми, чтобы Гос­подь дал мне и за­кон­чить ра­бо­ту – на­пи­сать для тех, кто хо­чет чи­тать, и по­сле­до­вать жи­тию пре­по­доб­но­го, или пе­ре­пи­сать его и по­лу­чить ве­ли­кую ми­лость от Бо­га здесь и в бу­ду­щий и страш­ный день воз­да­я­ния Хри­сто­ва. Но, пом­ня об этом, вер­нем­ся к преж­не­му рас­ска­зу, с че­го мы на­ча­ли. Са­та­на, ви­дя, что си­лой Хри­ста по­беж­ден он свя­тым, яв­лял­ся ему ино­гда но­чью, ино­гда днем, устра­шая и угро­жая ему, осве­щая его но­чью как огонь, так что мно­гие вме­сте с ним не мог­ли спать, ино­гда же са­та­на пу­гал его, или яв­ля­ясь ему во мно­гих на­ва­жде­ни­ях ро­стом вплоть до по­тол­ка и сно­ва на­па­дая на него как лев, устра­шая его, как лю­тые зве­ри, или же на­па­дая и из­би­вая его по­доб­но во­и­нам, ино­гда да­же сбра­сы­вал его с по­сте­ли. Ко­гда же бла­жен­ный про­буж­дал­ся, вку­сив ма­ло сна из-за злых ока­ян­ных бе­сов­ских ви­де­ний, тот ему днем еще бо­лее до­са­ждал, яв­ля­ясь ему ино­гда в соб­ствен­ном ви­де, ино­гда пре­об­ра­жа­ясь в бес­стыд­ных жен­щин, как пи­шет­ся и о Ве­ли­ком Ан­то­нии. Ви­дя дья­воль­скую си­лу и зло­бу бе­са на нас, Гос­подь не дал ему пол­ной сво­бо­ды, но до­пус­ка­ет по сво­е­му усмот­ре­нию, чтобы мы со­раз­мер­но на­шей си­ле мог­ли всту­пать с ним в борь­бу, ибо Гос­подь ска­зал в Еван­ге­лии, что са­та­на «не име­ет вла­сти да­же над сви­нья­ми без Бо­жье­го по­ве­ле­ния»; пусть так бо­жьи ра­бы укреп­ля­ют­ся. То­му же учит Зла­то­уст, го­во­ря: «Гос­по­ди, ес­ли ты дашь сво­бо­ду од­но­му вра­гу, то его не одо­ле­ет да­же весь мир, а что смо­гу я, ко­то­рый кал и грязь?» Укре­пив­ший же Ан­то­ния явил­ся ему, по­веле­вая дер­зать: «Не бой­ся, я те­бе по­мо­гу». Он же да­вал бла­го­дать и си­лу и это­му бла­жен­но­му и из­бав­лял его.

И всем этим са­та­на ис­ку­шал бла­жен­но­го, но не одо­лел его, ибо Бог по­мо­гал ему, и то­гда воз­двиг на него мя­теж, как и при Гос­по­де бы­ло: во­шел са­та­на в серд­ца иуде­ям, и они учи­ни­ли суд, и мно­го над­ру­га­лись над ним, и пре­да­ли му­че­нию Гос­по­да сла­вы. Так же и с Ав­ра­ами­ем бы­ло: как са­та­на его вы­гнал из преж­не­го мо­на­сты­ря, так он сде­лал и те­перь, так как не мог ока­ян­ный тер­петь его вслед­ствие бла­го­да­ти и по­мо­щи, ко­то­рая бы­ва­ет вер­ным и хри­сто­лю­би­вым хри­сти­а­нам, и бу­дучи по­беж­да­ем все­ми си­лою Хри­ста. Но по­сколь­ку ду­шам па­су­щих пред­на­зна­че­но при­ни­мать на се­бя бе­ды, то са­та­на, вой­дя в серд­ца бес­чин­ных, воз­двиг их на Ав­ра­амия: и на­ча­ли од­ни кле­ве­тать на него епи­ско­пу, дру­гие же ху­лить его и до­са­ждать ему, од­ни на­зы­ва­ли его ере­ти­ком, дру­гие же го­во­ри­ли о нем: он чи­та­ет глу­бин­ные кни­ги, дру­гие же об­ви­ня­ли его в блу­де, а по­пы с яро­стью го­во­ри­ли: «Он уже со­вра­тил всех на­ших де­тей»; дру­гие же на­зы­ва­ли его про­ро­ком и мно­гое дру­гое го­во­ри­ли о нем, в чем бла­жен­ный непо­ви­нен. По­ис­ти­не ска­жу, что не бы­ло в го­ро­де та­ко­го, кто не ого­ва­ри­вал бы бла­жен­но­го Ав­ра­амия, так что дья­вол ра­до­вал­ся это­му, а бла­жен­ный, ра­ду­ясь, тер­пел все во имя Гос­по­да. Со­брал­ся на него весь го­род от ма­ла до ве­ли­ка: од­ни го­во­рят, что его нуж­но за­то­чить, дру­гие – здесь при­гвоз­дить к стене и под­жечь, а дру­гие – уто­пить его, про­ве­дя через го­род. Ко­гда же со­бра­лись все на двор вла­ды­ки, игу­ме­ны и по­пы, и чер­не­цы, кня­зья и бо­яре, дья­ко­ны и все цер­ков­но­слу­жи­те­ли, то­гда по­сла­ли за бла­жен­ным, ко­гда уже все со­бра­лись. По­слан­ные же слу­ги, схва­тив Ав­ра­амия, во­ло­чи­ли его, как зло­дея, од­ни ру­га­лись над ним, дру­гие на­сме­ха­лись над ним, бро­сая ему оскор­би­тель­ные сло­ва, и так де­лал весь го­род и по тор­гу, и по ули­цам – вез­де мно­го на­ро­ду, и муж­чи­ны, и жен­щи­ны, и де­ти, и бы­ло тя­же­ло ви­деть это зре­ли­ще. Бла­жен­ный же был схва­чен ру­ка­ми, как пти­ца, не знал, что ему ска­зать или что от­ве­чать, но упо­вал на од­но­го толь­ко Бо­га, и мо­лил­ся ему, чтобы он из­ба­вил его от та­ко­го несча­стья, и вспо­ми­нал стра­да­ния Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ко­то­рый все это пре­тер­пел ра­ди на­ше­го спа­се­ния, и мо­лил­ся за них: «Гос­по­ди, не вме­ни им се­го гре­ха и не до­пу­сти, чтобы твой раб был пре­дан в их ру­ки, но укро­ти их и за­пре­ти им, как пе­ред уче­ни­ка­ми ты по­ве­лел умолк­нуть вет­ру на мо­ре».

Так и слу­чи­лось, ибо вла­сти­те­лям Бог смяг­чил серд­це; а игу­ме­ны и свя­щен­ни­ки, ес­ли бы мог­ли, съе­ли бы его жи­вьем. Ко­гда же его ве­ли на суд, Гос­подь явил­ся в это вре­мя у церк­ви чест­но­го Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла пре­по­доб­но­му Лу­ке Пру­си­ну. В то вре­мя ко­гда он сто­ял на мо­лит­ве в 9 ча­сов, ему слы­шен был го­лос, го­во­ря­щий, что «вот мо­е­го бла­жен­но­го угод­ни­ка ве­дут на суд с дву­мя его уче­ни­ка­ми, хо­тят его му­чить, ты же ни в ко­ем слу­чае не со­мне­вай­ся в нем». И ска­зал бла­жен­ный Лу­ка су­дя­щим бла­жен­но­го Ав­ра­амия и уни­жа­ю­щим его: «Ведь его силь­но уни­жа­ют, неспра­вед­ли­во ху­ля; но ес­ли бы его гре­хи бы­ли на мне! А слы­ша­ли вы, что хо­те­ли в дав­ние вре­ме­на сде­лать та­кие же безум­ные лю­ди и их епи­скоп, не име­ю­щие стра­ха Бо­жье­го и как хо­те­ли без­вин­но убить дру­го­го свя­то­го. Это к то­му же злой по­рок, и ху­ла, и злая клят­ва, и за это гнев Бо­жий про­дол­жал­ся бо­лее трид­ца­ти лет, а с ва­ми бу­дет ху­же, ес­ли не по­ка­е­тесь». Од­на­ко воз­вра­тим­ся к то­му, о ком я на­чал го­во­рить. Ко­гда бла­жен­ный был при­ве­ден на суд, не на­шли за ним ни­ка­кой ви­ны, но бес­чин­но по­пы, а так­же игу­ме­ны ре­ве­ли на него, как во­лы; а по­сле то­го как князь и вель­мо­жи не на­шли за ним ни­ка­кой ви­ны, про­ве­рив­ши все и убе­див­шись, что нет ни­ка­кой неправ­ды, но все лгут на него, ска­за­ли то­гда в один го­лос: «Да бу­дем непо­вин­ны, вла­ды­ка, – ска­за­ли они всем, – в том, что воз­двиг­ли та­кое об­ви­не­ние на него, а мы непо­вин­ны в том, что вы на него на­го­ва­ри­ва­е­те или за­мыш­ля­е­те ка­кое-то без­за­кон­ное убий­ство!» И го­во­ря: «Бла­го­сло­ви, отец, и про­сти нас, Ав­ра­амий!» – с тем и ушли во­сво­я­си.

Уви­дев же, что те разо­шлись и не за что им осу­дить Ав­ра­амия, по­ве­ле­ли лю­дям, при­го­тов­лен­ным для это­го епи­ско­пом, креп­ко сте­речь и блю­сти его и еще двух его уче­ни­ков, ко­то­рые вер­но слу­жи­ли пре­по­доб­но­му. Ко­гда же утром со­бра­лись игу­ме­ны и свя­щен­ни­ки, они, уко­рив и оскор­бив его, воз­ве­ли на него преж­ние об­ви­не­ния. И с это­го вре­ме­ни бла­жен­ный сно­ва во­шел в мо­на­стырь, в ко­то­ром он преж­де по­стриг­ся, ко­гда ему не при­чи­ня­ли еще ни­ка­ко­го зла. И вот с это­го вре­ме­ни мно­го зла со­вер­ши­лось: все, кто бы­ли на­уче­ны бла­жен­ным, воз­вра­ти­лись к сво­им злым гре­хов­ным де­лам. И сла­ва Бо­гу, тер­пя­ще­му всех их! И был в то вре­мя бла­жен­ный Ла­зарь еще свя­щен­ни­ком (а по­сле Иг­на­тия он стал епи­ско­пом), во­ис­ти­ну был он как бы по­бор­ник и пас­тух сло­вес­ных овец Хри­сто­вой церк­ви, ибо он ра­ди Бо­га оста­вил свою епар­хию из-за мно­гих обид свя­тых церк­вей, ко­то­рые оби­жа­ют и вла­сти­те­ли, от­ни­ма­ю­щие чу­жое непра­вед­но и оби­жа­ю­щие вдов и си­рот. Так вот, этот Ла­зарь ви­дел и слы­шал, что неспра­вед­ли­во на бла­жен­но­го Ав­ра­амия воз­двиг­ли пре­сле­до­ва­ние, и он, по­сколь­ку Бог вло­жил ему это, ска­зал, при­дя к епи­ско­пу Иг­на­тию: «Гра­ду се­му ве­ли­кая епи­ти­мия бу­дет, ес­ли ты ис­кренне не рас­ка­ешь­ся»; так и слу­чи­лось. Бла­жен­ный Иг­на­тий по­слу­шал­ся его – по­слал быст­ро ко всем игу­ме­нам и ко всем по­пам, при­ка­зы­вая и за­пре­щая про­из­но­сить ка­кие-ли­бо злые сло­ва о бла­жен­ном Ав­ра­амии. «Ведь вот, по­слу­шав­шись вас, я при­нял на се­бя от Бо­га веч­ную епи­ти­мию. А вы, де­ти мои, по­кай­тесь, ведь вы и са­ми зна­е­те, как Бог на­ка­зал вос­став­ших на ве­ли­ко­го Иоан­на Зла­то­уста; а ес­ли вы не по­ка­е­тесь, то же про­изой­дет и с ва­ми». А бла­жен­ный под­ра­жал сво­е­му свя­то­му, имя ко­то­ро­го он но­сил, как и тот по­стра­дал от се­ле­ния языч­ни­ков, и мо­лил­ся за них Бо­гу, об­ра­щая всех к Бо­гу и спа­сая, и тер­пел бла­жен­ный их пре­сле­до­ва­ние.

И Ав­ра­амию так­же бы­ло за­пре­ще­но, чтобы кто-ли­бо к нему при­хо­дил, и по­это­му мно­го страж­ни­ков бы­ло вы­став­ле­но на всех до­ро­гах, а неко­то­рые лю­ди бы­ли ограб­ле­ны. Но Бог хо­чет, чтобы все спас­лись, по­это­му ино­гда он яв­ля­ет свое че­ло­ве­ко­лю­бие и ми­лость, ино­гда же каз­нит, по­сы­лая бе­ды: го­лод, смерть, без­до­ж­дие, за­су­ху, гроз­ные ту­чи, на­бе­ги по­га­ных, пле­не­ние го­ро­дов и все, что нам ни по­сы­ла­ет­ся Бо­гом. И эти­ми бе­да­ми он об­ра­ща­ет нас и при­во­дит к се­бе, по­сколь­ку мы небез­греш­ны, а, тер­пя все это, пой­мем и вспом­ним, сколь­ко злых дел мы со­вер­ши­ли, а за­тем пре­да­ли их за­бве­нию, со­гре­шая но­чью и днем. Неко­то­рые осуж­да­ют и ху­лят епи­ско­па, и свя­щен­ни­ка, и мо­на­ха, как буд­то са­ми без­греш­ны; од­на­ко вы слы­ша­ли Гос­по­да, го­во­ря­ще­го: «Епи­ско­пов мо­их, и мо­на­ха, и свя­щен­ни­ка со­дер­жи­те в че­сти и не осуж­дай­те их», – чтобы вы са­ми не бы­ли стро­го осуж­де­ны Бо­гом; не за­бы­вай­те Гос­по­да, на­став­ля­ю­ще­го вас, ибо Гос­подь ска­зал: «За вся­кое празд­ное сло­во да­дут лю­ди от­вет в день су­да». А апо­стол Па­вел, учи­тель все­лен­ной, го­во­рит: «Что вы осуж­да­е­те чу­жо­го ра­ба? Пе­ред сво­им гос­по­ди­ном сто­ит он или па­да­ет, и бу­дет воз­вы­шен; ибо си­лен Гос­подь воз­вы­сить его»; и даль­ше: «За это при­хо­дит гнев Бо­жий на сы­нов непо­кор­ных». Итак, бу­дем ду­мать каж­дый про се­бя: каж­до­му за се­бя при­дет­ся дать от­вет в день су­да.

Мож­но здесь вспом­нить рас­сказ из жи­тия пре­по­доб­но­го Сав­вы об Илье, пат­ри­ар­хе Иеру­са­лим­ском, ко­то­ро­го царь Ана­ста­сий по­ве­лел неспра­вед­ли­во со­гнать с пре­сто­ла, а на его ме­сто воз­вел дру­го­го. Ко­гда же граж­дане в Иеру­са­ли­ме услы­ша­ли, что пат­ри­арх из­гнан, они очень об­ра­до­ва­лись это­му, за что и по­стиг их Бо­жий гнев, и был у них го­лод пять лет, чтобы они на­учи­лись не ра­до­вать­ся ни­чьей бе­де. А к пре­по­доб­но­му Сав­ве при­шел эко­ном и ска­зал: «Уже бра­тья не ели це­лую неде­лю, и уже не уда­рить нам в би­ло к тра­пе­зе». Пре­по­доб­ный же Сав­ва ска­зал, уте­шая его, что «Бог не оста­вит сво­их ра­бов». И сбы­лось по сло­ву пре­по­доб­но­го: некий хри­сто­лю­бец имел трид­цать вер­блю­дов, ко­то­рых он по­слал к бла­жен­но­му в Лав­ру, на­гру­зив их в изоби­лии вся­кой едой. То­гда Сав­ва при­звал эко­но­ма и спро­сил его: «Мож­но ли уда­рить в би­ло?» Эко­ном же весь­ма осу­дил се­бя. А что ка­са­ет­ся ска­зан­но­го на­ми о ца­ре Ана­ста­сии, ко­то­рый со­гнал с пре­сто­ла пат­ри­ар­ха Илью, то его за это по­стиг Бо­жий гнев, о его смер­ти так рас­ска­зы­ва­ют: по­яви­лось об­ла­ко и мол­ния толь­ко над цар­ской па­ла­той, – так, пре­сле­ду­ем, царь был убит Бо­жьим гне­вом.

Здесь же мож­но на­пом­нить о ве­ли­ком све­ти­ле все­го ми­ра. Злые лю­ди про­гна­ли свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста, вос­став на него; и яви­лись ему ве­ли­кие апо­сто­лы Петр и Па­вел, го­во­ря: «Дер­зай, Бо­жий стра­сто­тер­пец, Гос­подь с то­бой. Да бу­дет мир, му­жай­ся и кре­пись, ибо ты по­лу­чишь воз­да­я­ние, Небес­ное Цар­ство и свет­лый ве­нец от Бо­га, а вос­став­шие на те­бя бу­дут каз­не­ны Бо­гом лю­той смер­тью, ко­то­рая ско­ро по­стигнет их и здесь, и на бу­ду­щем су­де». И по­сле то­го как бла­жен­ный скон­чал­ся, сбы­лось про­ро­че­ство свя­тых апо­сто­лов о пре­сле­до­вав­ших и про­гнав­ших свя­то­го, так что од­них из епи­ско­пов по­стиг­ла вне­зап­ная смерть, у дру­гих же по­яви­лись на но­гах си­ние пры­щи, ко­то­рые ло­па­лись, а еще од­но­му вне­зап­ный огонь, со­шед­ший свы­ше, ис­су­шил ру­ки и но­ги, у дру­го­го же рас­пух­ла но­га и на­ча­ла гнить, а по­сколь­ку она при­ка­са­лась к дру­гой, за­ра­за пе­ре­шла и на ту, и он умер лишь через три го­да, у дру­го­го же язык стал как за­тыч­ка во рту, и, на­пи­сав на дос­ке, он при­знал свой грех, что из­рек ху­лу на свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста; а Ев­док­сию по­ра­зи­ла же­сто­кая бо­лезнь, ибо у нее из недр шла кровь, а по­том был смрад, и она из­верг­ла из се­бя чер­вей, и так зло­об­раз­но кон­чи­ла она свою жизнь горь­кой смер­тью. Так мож­но бы­ло ви­деть, как при­хо­дит на них вне­зап­но Бо­жий гнев, об­ре­кая их на мно­гие му­ки и тяж­кую смерть. Но вер­нем­ся к то­му, о чем мы го­во­ри­ли, и вспом­ним те­перь о бла­жен­ном Ав­ра­амии.

Вско­ре слу­чи­лось так, что неко­то­рых игу­ме­нов, а так­же неко­то­рых по­пов по­стиг­ла вне­зап­ная смерть; узнав об этом, участ­во­вав­шие в су­де над бла­жен­ным го­ре­ва­ли и при­па­да­ли к его но­гам, про­ся про­ще­ния, а не при­сут­ство­вав­шие на су­де ра­до­ва­лись. Ибо в «Зла­той Це­пи» свя­тых от­цов всей все­лен­ной на­пи­са­но, что был некий пре­по­доб­ный отец, ко­то­рый при­но­сил мно­гим поль­зу сло­вом и жи­ти­ем. Но некие лю­ди, по­буж­да­е­мые дья­во­лом, за­ви­до­ва­ли ему и окле­ве­та­ли его, мно­гих ото­гна­ли от него и ли­ши­ли тем са­мым поль­зы, по­том же по­ня­ли ко­вар­ство дья­во­ла и по­ка­я­лись пе­ред ним, и по­лу­чи­ли от него про­ще­ние, а за­тем од­ни обе­зу­ме­ли, с дру­ги­ми же при­клю­чи­лись раз­лич­ные бе­ды за их пре­гре­ше­ние. Ибо спа­си­тель ска­зал: «Сму­ща­ю­щий вас по­не­сет на се­бе осуж­де­ние, кто бы он ни был». А те­перь вспом­ним так­же на­став­ле­ние неко­е­го ду­хов­но­го от­ца к ду­хов­но­му сы­ну: мы по­доб­ны ко­раб­лю, а корм­щик – Бог, ко­то­рый на­прав­ля­ет весь мир и спа­са­ет его сво­и­ми веч­ны­ми ра­ба­ми, то есть про­ро­ка­ми и апо­сто­ла­ми, свя­ти­те­ля­ми и все­ми учи­те­ля­ми Бо­жьи­ми, вплоть до скон­ча­ния ве­ка се­го. Ес­ли же мы возь­мем на се­бя сме­лость осуж­дать дру­гих, из­го­нять их за де­ло или неспра­вед­ли­во, то, зна­чит, мы от­ня­ли кор­ми­ло у Бо­га и от­да­ли Бо­жий ко­рабль его про­тив­ни­ку, то есть дья­во­лу. И те­перь мы уже не зна­ем, где на­хо­дим­ся, по­то­му что по­па­ли во власть враж­деб­ной нам бу­ри, а ко­гда она нас при­не­сет к по­топ­ле­нию, то­гда с опоз­да­ни­ем вспом­ним, что ни­кто из нас не сдер­жи­ва­ет се­бя в сво­их гре­хах и не опла­ки­ва­ет их, но мы осуж­да­ем и ху­лим дру­гих, как го­во­рит об этом Гос­подь: «Лю­ди взя­ли суд мой, уже они их осу­ди­ли, а я не вер­шу су­да над ни­ми»; по­это­му да не бу­де­те вы осуж­де­ны Бо­гом. Ведь ес­ли кто-ни­будь по­лу­чит бла­го­дать от Бо­га и дар по­уче­ния, то с ним не смо­жет спра­вить­ся да­же весь мир, ибо он име­ет про­тив всех по­мощ­ни­ка – Бо­га, как об этом го­во­рит Гос­подь: «Я с ва­ми, и ни­кто про­тив вас». Оста­вив же это, вер­нем­ся вот к че­му.

В го­ро­де при­клю­чи­лось ве­ли­кое без­до­ж­дие, так что вы­сы­ха­ла зем­ля, и са­ды, и ни­вы, и весь зем­ной плод, че­го ни­ко­гда не бы­ва­ло, и все го­ре­ва­ли и мо­ли­лись Бо­гу. И сам епи­скоп, бла­жен­ный Иг­на­тий, с чест­ным кли­ро­сом и с бо­го­бо­яз­нен­ны­ми игу­ме­на­ми, и свя­щен­ни­ка­ми, и дья­ко­на­ми, и мо­на­ха­ми, и со всем го­ро­дом, с муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми, и со все­ми мо­ло­ды­ми людь­ми, – все жи­те­ли го­ро­да вме­сте хо­ди­ли во­круг с чест­ным кре­стом, и с ико­ной Гос­под­ней, и с чест­ны­ми мо­ща­ми свя­тых и про­си­ли Бо­га с ве­ли­ким уми­ле­ни­ем и со сле­за­ми по­ми­ло­вать лю­дей сво­их, и по­слать ми­лость свою на зем­лю, и от­вра­тить гнев свой: «Пу­сти, Гос­по­ди, дождь, одо­жди ли­цо зем­ли, мо­лим­ся те­бе, свя­той». И ко­гда они кон­чи­ли от­пуст, каж­дый ушел во­сво­я­си, освя­тив во­ду кре­стом и мо­ща­ми свя­тых. И не бы­ло до­ждя на зем­ле, и бы­ли все в ве­ли­кой пе­ча­ли. Все же это бы­ло по Бо­жье­му про­мыс­лу. И по­сколь­ку Бог хо­тел про­сла­вить бла­жен­но­го Ав­ра­амия, он вло­жил в серд­це неко­е­му свя­щен­ни­ку мысль о нем, так что тот, от­пра­вив­шись к хри­сто­лю­би­во­му епи­ско­пу Иг­на­тию, на­пом­нил ему о бла­жен­ном Ав­ра­амии, го­во­ря так: «Мы все мо­ли­лись, но Бог не услы­шал нас. Ка­кая та­кая ви­на бла­жен­но­го Ав­ра­амия, что он ли­шен воз­мож­но­сти слу­жить Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию? Не из-за это­го ли нис­по­сла­на от Бо­га казнь сия?»

То­гда бла­жен­ный Иг­на­тий быст­ро по­слал за бла­жен­ным Ав­ра­ами­ем и, при­звав его и ис­пы­тав, вы­яс­нил, что все об­ви­не­ния про­тив него бы­ли ло­жью и кле­ве­той из-за за­ви­сти и зло­бы дья­во­ла, и он про­стил его, го­во­ря: «Бла­го­сло­ви ме­ня, чест­ной отец, я сде­лал это те­бе по неве­де­нию, и бла­го­сло­ви весь го­род, и про­сти по­слу­шав­ших лжи­вых кле­вет­ни­ков и об­ви­ни­те­лей». И бла­го­сло­вил его, чтобы он сно­ва со­вер­шал пре­чи­стую и чест­ную ли­тур­гию: «И мо­ли Бо­га о го­ро­де и о всех лю­дях, чтобы Гос­подь по­ми­ло­вал их и по­слал свой обиль­ный дождь на зем­лю». И ска­зал бла­жен­ный епи­ско­пу: «Кто та­кой я, греш­ный, что ты по­веле­ва­ешь мне сде­лать то, что свы­ше мо­их сил?» Но ска­зал: «Да бу­дет над все­ми на­ми во­ля Бо­жья! А ты, о чест­ной свя­ти­тель, сна­ча­ла по­мо­лись о нас, о сво­ем по­ру­чен­ном Бо­гом те­бе из­бран­ном свя­том ста­де сло­вес­ных овец». По­сле че­го бла­жен­ный вы­шел, и мо­лил­ся Бо­гу, и го­во­рил: «Услышь, Бо­же, и спа­си нас, Вла­ды­ка Все­дер­жи­тель, мо­лит­ва­ми тво­е­го свя­ти­те­ля, и всех тво­их свя­щен­но­слу­жи­те­лей, и всех тво­их лю­дей. И от­вра­ти гнев свой от ра­бов тво­их, и по­ми­луй этот го­род и всех тво­их лю­дей, и при­ми ми­ло­сти­во воз­ды­ха­ния всех мо­ля­щих те­бя со сле­за­ми, и пу­сти, и по­шли дождь, на­пои ли­цо зем­ли, воз­ве­се­ли лю­дей и ско­тов. Гос­по­ди, услышь и по­ми­луй!» – и не успел еще пре­по­доб­ный дой­ти до сво­ей ке­ллии, как Бог уже по­слал на зем­лю дождь, так что все сла­ви­ли Бо­га и го­во­ри­ли: «Сла­ва те­бе, Гос­по­ди, что ско­ро услы­шал сво­е­го ра­ба!» И бы­ла в го­ро­де боль­шая ра­дость. И с тех пор ста­ли лю­ди при­хо­дить в го­род, и го­во­ри­ли все, что «Бог по­ми­ло­вал, из­ба­вил нас от всех бед тво­и­ми, отец, мо­лит­ва­ми». И с тех пор еще бо­лее про­сла­вил­ся он по Хри­сто­вой бла­го­да­ти.

По­до­ба­ет здесь вспом­нить так­же о жиз­ни пре­по­доб­но­го от­ца всей Ру­си Фе­о­до­сия Пе­чер­ско­го. Ко­гда Бог хо­тел по­ка­зать ве­ру сво­е­го ра­ба и с од­но­го ме­ста пе­ре­се­лить его на дру­гое, чтобы он со­здал бо­лее свет­лую и про­стор­ную цер­ковь, по­сколь­ку умно­жи­лась бра­тия, то­гда, как го­во­рят, Бог по­ка­зал но­чью чу­до: по­яви­лась как бы ду­га от вер­ха церк­ви, а дру­гой ее ко­нец был на хол­ме, и ви­де­ли пре­по­доб­но­го от­ца Фе­о­до­сия, иду­ще­го с ико­ной Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, и бра­тия шла за ним вслед и пе­ла, как по­том и слу­чи­лось. Так и те­перь вспом­ним о пре­по­доб­ном Ав­ра­амии, и о мо­лит­ве пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, и о бра­тии, иду­щей за ним и по­ю­щей, что и бы­ло по­том, по­сколь­ку нуж­но бы­ло по­ка­зать ме­сто, где бла­жен­ный и мно­гие дру­гие, что спа­сут­ся с ним, ста­нут жить в Бо­ге. Пре­по­доб­ный и бла­го­че­сти­вый епи­скоп Иг­на­тий за­ду­мал со­здать ка­мен­ную цер­ковь во имя свя­то­го Иг­на­тия на па­мять о се­бе, а за пре­де­ла­ми го­ро­да име­ет­ся неда­ле­ко ров­ное ме­сто, под­хо­дя­щее для по­стро­е­ния церк­ви, где мо­гут раз­ме­стить­ся все мо­на­стыр­ские стро­е­ния. И он ску­пил во­круг это­го ме­ста ого­ро­ды, и по­ста­вил цер­ков­ку во имя Бо­го­нос­ца, а за­тем, раз­ру­шив ее, он пе­ре­нес ее на дру­гое ме­сто, где ос­но­вал боль­шую цер­ковь, и дал ей имя в честь По­ло­же­ния Чест­ных Риз и По­я­са Свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы. И там бы­ло несколь­ко бра­тьев, ко­то­рых со­дер­жал бла­жен­ный епи­скоп Иг­на­тий.

Неко­то­рые же глуп­цы уни­чи­жа­ли его, го­во­ря: «Кто хо­чет, пусть пой­дет на игу­мен­ство», и на­зы­ва­ли имя. А пре­по­доб­ный епи­скоп го­во­рил со мно­ги­ми и по Бо­жьей бла­го­да­ти уви­дел ду­хов­ны­ми оча­ми, что Бог и мо­лит­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы хо­тят про­сла­вить это ме­сто, и мно­гие хри­сто­лю­би­вые лю­ди, по­свя­тив се­бя Бо­гу и во имя его при­хо­дя сю­да, спа­сут­ся в этом ме­сте по Хри­сто­вой бла­го­да­ти. Спу­стя неко­то­рое вре­мя (ибо Бог об этом за­бо­тил­ся) се­то­вал бла­жен­ный Ав­ра­амий на то, что он на­хо­дит­ся да­ле­ко от при­хо­дя­щих к нему из го­ро­да лю­дей. То­гда же вспом­нил об этом по Бо­жьей во­ле бла­жен­ный епи­скоп, при­звал из сво­е­го чест­но­го кли­ро­са са­мо­го стар­ше­го из про­то­по­пов, по име­ни Ге­ор­гий, и за­вел с ним бе­се­ду о бла­жен­ном Ав­ра­амии, ска­зав, что Ав­ра­амий на­хо­дит­ся да­ле­ко от го­ро­да, и по­это­му он в боль­шой скор­би, и по­ве­лел, чтобы про­то­поп по­звал его ско­рее.

Бла­жен­ный вско­ре при­шел по по­ве­ле­нию епи­ско­па и, вой­дя, по­кло­нил­ся, го­во­ря так: «Бла­го­сло­ви, свя­той вла­ды­ка, тво­е­го ра­ба». При­звал к се­бе бла­жен­но­го Ав­ра­амия епи­скоп и спро­сил, уте­шая его: «Как, отец, жи­вешь о Гос­по­де?» Ко­гда же тот от­ве­тил: «По­ис­ти­не, свя­той вла­ды­ка, хо­ро­шо тво­и­ми мо­лит­ва­ми», – епи­скоп ска­зал ему: «Хо­чу дать те­бе бла­го­сло­ве­ние, ес­ли ты при­мешь его». Бла­жен­ный же от­ве­тил, ска­зав: «Не толь­ко бла­го­сло­ве­ние чест­ное, но и дар». И ска­зал ему епи­скоп: «Вот бла­го­сло­ве­ние: я те­бе по­ру­чаю и даю дом Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы; иди, хва­ля и сла­вя Бо­га, и мо­лись за всех». Бла­жен­ный же ра­до­вал­ся и хва­лил Бо­га, ко­то­рый да­ро­вал сво­е­му ра­бу та­кую бла­го­дать мо­лит­ва­ми Свя­той Бо­го­ро­ди­цы. И ко­гда он вхо­дил в мо­на­стыр­ские во­ро­та, то в серд­це у него вос­си­ял некий свет от Бо­га, ра­дост­но про­све­щая его ду­шу и ум, как он рас­ска­зы­вал всем об этом. Так же и Иа­ков во сне ви­дел лест­ни­цу, до­хо­дя­щую до небес, и ска­зал, что «Гос­подь при­сут­ству­ет на сем ме­сте», и по­сколь­ку Гос­подь счел Ав­ра­амия до­стой­ным, ему так­же от­кры­лось это. И сбыл­ся пса­лом Да­ви­дов: «Ты по­са­дил лю­дей на го­ло­вы на­ши, и мы во­шли в огонь и в во­ду, и ты вы­вел нас на сво­бо­ду». Ведь как царь по­сле мно­гих по­бед и тру­дов воз­во­дит во­и­на сво­е­го в боль­ший сан и честь, так и Гос­подь Бог сам уже да­ет уте­ше­ние сво­е­му ра­бу, по­сколь­ку он тру­дил­ся, об­ра­щая серд­ца всех, даль­них и близ­ких, сво­ей бла­го­стью и про­све­щая ду­ши всех.

И с тех пор он вер­нул­ся к пер­во­на­чаль­но­му по­дви­гу, и все при­хо­ди­ли к нему с ве­ли­кой ра­до­стью, ибо на го­ро­де бы­ла ве­ли­кая бла­го­дать Бо­жья, про­све­ща­ю­щая, и ве­се­ля­щая, и хра­ня­щая, из­бав­ля­ю­щая всех, а так­же по­да­ю­щая ти­ши­ну и мир, и все бла­го­сти на мно­гие ле­та, и эта бла­го­дать не оску­де­ет мо­лит­ва­ми Свя­той Бо­го­ро­ди­цы и ра­ди пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия, и всех его свя­тых. И с тех пор еще боль­ше про­сла­вил его Гос­подь, по­сколь­ку те, ко­то­рые зло оскор­би­ли бла­жен­но­го, на­ча­ли рас­ка­и­вать­ся и при­па­дать к его но­гам, про­ся про­ще­ния. Тот, кто был все­ми нена­ви­дим, те­перь стал лю­бим все­ми, и те, кто рань­ше бо­я­лись прий­ти, уже без бо­яз­ни, но с ра­до­стью при­хо­ди­ли, и го­ро­жане при­хо­ди­ли не од­ни, но с же­на­ми и с детьми, а так­же и от кня­зя, и от вель­мож при­хо­ди­ли за­ви­си­мые и сво­бод­ные лю­ди, ис­по­ве­дуя ему все свои гре­хи, и за­тем, ра­ду­ясь, рас­хо­ди­лись по сво­им до­мам. А бла­жен­ный при­нял дом свя­той Бо­го­ро­ди­цы и укра­сил его, как неве­сту, еще бо­лее преж­не­го, ико­на­ми, и за­ве­са­ми, и све­ча­ми; так что и те­перь мо­гут ви­деть это все, при­хо­дя­щие в дом для ее ми­ло­сти и за­ступ­ни­че­ства, на по­хва­лу Бо­га и его угод­ни­ка. Мно­гие же хо­те­ли стать ино­ка­ми, но он не сра­зу по­стри­гал же­ла­ю­щих, зная тя­жесть мо­на­ше­ской жиз­ни, боль­шое ис­ку­ше­ние от все­об­ще­го вра­га, и чис­ло бра­тьев бы­ло сем­на­дцать че­ло­век. А бла­жен­ный ис­пы­ты­вал по Хри­сто­вой бла­го­сти (ибо Гос­подь на­гра­дил его да­ром все яс­но ра­зу­меть) тех, кто хо­тел с ним жить и при­хо­дил к нему, и встре­чал их вот как: он го­во­рил с по­слуш­ны­ми и сми­рен­ны­ми, по­веле­вая им ча­сто при­хо­дить к нему, тех же, ко­то­рые при­хо­ди­ли из-за зла­то­лю­бия и зло­бы, он из­бе­гал. Ведь он имел до­ста­точ­но ис­ку­ше­ния и от сво­их на­па­стей, и от мо­на­хов, по­это­му не то­ро­пил­ся при­ни­мать при­хо­дя­щих. Ис­пы­ты­вал же он их так, по­сколь­ку был све­дущ в кни­гах, и слы­шал он о неко­ем игу­мене, у ко­то­ро­го бы­ло толь­ко до две­на­дца­ти мо­на­хов, а два – в ис­пы­та­нии. А ко­гда кто-ни­будь хо­тел у него по­стричь­ся, то Ав­ра­амий сна­ча­ла об­ра­щал вни­ма­ние, к ка­ко­му бра­ту он вой­дет: ес­ли он шел к по­движ­ни­ку, то Ав­ра­амий, стоя, сла­вил Бо­га, воз­дев ру­ки и мо­лясь за при­шед­ше­го Бо­гу, ес­ли же он шел к дру­го­му бра­ту, то Ав­ра­амий пе­ча­лил­ся. А бла­жен­ный ду­мал так про се­бя, зная, что тру­ден по­двиг сей для ле­ни­вых ино­ков, а под­ви­за­ю­щим­ся Гос­подь ска­зал: «Возь­ми­те иго мое на се­бя и на­учи­тесь от ме­ня: ибо я кро­ток и сми­рен серд­цем; и най­де­те по­кой ду­шам ва­шим и уте­ше­ние. Ибо иго мое бла­го и бре­мя мое лег­ко», – так бу­дет всем, при­хо­дя­щим с от­кры­тым серд­цем.

И со вре­ме­нем бла­жен­ные про­ник­лись друг к дру­гу боль­шою лю­бо­вью; епи­скоп ра­до­вал­ся, что Бог да­ро­вал ему та­ко­го свя­то­го и бла­жен­но­го му­жа, а Ав­ра­амий ра­до­вал­ся, что Бог да­ро­вал ему та­ко­го свя­то­го и бла­жен­но­го епи­ско­па; Ав­ра­амий к то­му же ра­до­вал­ся, что по­лу­чил от него та­кой дар бла­го­да­ти. В та­кой люб­ви с Ав­ра­ами­ем епи­скоп жил недол­го и ото­шел к Бо­гу, а был он, по прав­де ска­зать, во­ис­ти­ну свят и пре­по­до­бен и стре­мил­ся к Бо­гу, по­тру­див­шись от юно­сти и до се­дых во­лос ве­ли­ко­го свя­щен­ства. Так ото­шел к Бо­гу Иг­на­тий, ве­ли­кий епи­скоп го­ро­да Смо­лен­ска, а мно­гие рас­ска­зы­ва­ют, что ко­гда он уми­рал, ве­ли­кий свет, как го­во­рят, со­шел на него с неба, так что страх объ­ял всех, и так он, ра­ду­ясь, взо­шел на небе­са, бла­жен­но за­вер­шив те­че­ние жиз­ни о Гос­по­де Бо­ге. И бу­дем все про­сить ми­ло­сти у Бо­га, чтобы он по­ми­ло­вал нас по сво­ей ми­ло­сти, по ко­то­рой он да­ро­вал это­му го­ро­ду та­ко­го епи­ско­па. И с тех пор бла­жен­ный Ав­ра­амий стал еще боль­шим по­движ­ни­ком из-за та­кой раз­лу­ки с пре­по­доб­ным епи­ско­пом, и пре­бы­вал он во мно­гом сми­ре­нии и пла­че сер­деч­ном со вздо­ха­ми и со сте­на­ни­я­ми, ибо вспо­ми­нал он ча­сто о раз­лу­че­нии ду­ши от те­ла. Бла­жен­ный Ав­ра­амий ча­сто на­по­ми­нал се­бе, как при­дут Ан­ге­лы ис­пы­ты­вать ду­шу, и ка­кое бу­дет ис­пы­та­ние на воз­ду­хе от бе­сов­ских мы­та­рей, как при­дет­ся пред­стать пе­ред Бо­гом и дать обо всем от­вет, и в ка­кое ме­сто нас по­ве­дут, и как нуж­но бу­дет во вто­рое при­ше­ствие пред­стать пе­ред су­дом страш­но­го Бо­га, и ка­кой при­го­вор про­из­не­сут судьи, и как по­те­чет ог­нен­ная ре­ка, все сжи­гая, и кто то­гда по­мо­жет нам, кро­ме по­ка­я­ния и ми­ло­сты­ни, и бес­пре­стан­ных мо­литв, и люб­ви ко всем, и кро­ме дру­гих по­доб­ных бла­гих дел, ко­то­рые в си­лах по­мочь ду­ше. У нас же это­го нет да­же в мыс­лях, но мы об­ра­ща­ем­ся то к од­но­му, то к дру­го­му де­лу и не смо­жем ска­зать ни од­но­го сло­ва, пред­став пе­ред Бо­гом.

В та­ком по­движ­ни­че­стве бла­жен­ный пре­бы­вал во все дни сво­ей жиз­ни, пом­ня об этом, и мо­лил­ся с воз­ды­ха­ни­ем, на­став­лял мно­гих и при­зы­вал их пре­бы­вать в бла­гом тру­де, в бодр­ство­ва­нии и в мо­лит­ве, в тер­пе­нии и сми­ре­нии, в ми­ло­сты­не и в люб­ви. И так на­ка­зы­вал всем со сле­за­ми обиль­ны­ми ни­ко­гда не за­бы­вать об этом и го­во­рил: «Не за­бы­вай­те и ме­ня, сми­рен­но­го, в ва­ших мо­лит­вах, мо­лясь вла­ды­ке и Бо­гу и Пре­свя­той Его Ма­те­ри со все­ми Его свя­ты­ми». И по­том бла­жен­ный был по­ра­жен бо­лез­нью, от ко­то­рой и умер, пе­ре­дав свою бла­жен­ную и свя­тую ду­шу Гос­по­ду, и по­лу­чил то, что же­лал по­лу­чить, – Цар­ство Небес­ное. А в по­дви­ге пре­бы­вал Ав­ра­амий в те­че­ние пя­ти­де­ся­ти лет, тру­дясь от юно­сти до кон­ца сво­ей жиз­ни о Гос­по­де на­шем Иису­се Хри­сте, ко­то­ро­му сла­ва и дер­жа­ва с от­цом и свя­тым ду­хом ныне и все­гда во все бес­ко­неч­ные ве­ки. Аминь.

А вот ко­нец бла­жен­но­го и пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Ав­ра­амия, и по­хва­ла это­му го­ро­ду, и за­щи­та его Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цей Прис­но­де­вой, и по­хва­ла. А я, греш­ный и недо­стой­ный Еф­рем, пре­бы­ва­ю­щий во мно­гой ле­но­сти, и по­след­ний сре­ди всех, и празд­ный, и чуж­дый всех бла­гих дел, и в пу­стое толь­ко имя об­ла­чив­ший­ся в этот Ан­гель­ский сан, по име­ни толь­ко на­зы­ва­юсь ино­ком, но да­лек от это­го из-за злых дел. И как на­зо­ву се­бя ино­ком я, ко­то­рый не мо­жет на­звать се­бя и по­след­ним, ибо злые де­ла, ко­то­рые я сде­лал, об­ли­ча­ют и пу­га­ют ме­ня, и по­это­му, ска­жу, при жиз­ни бла­жен­но­го я был его по­след­ним уче­ни­ком, ко­то­рый и в ма­лом не сле­до­вал его жи­тию, его тер­пе­нию, сми­ре­нию, люб­ви и мо­лит­ве, его бла­гим нра­вам и обы­ча­ям, но во все дни был пьян, и ве­се­лил­ся, и раз­вле­кал­ся в недо­стой­ных де­лах, во­ис­ти­ну я был празд­ным. Он, уми­лен­ный, пла­кал, я же ве­се­лил­ся и раз­вле­кал­ся; он спе­шил на мо­лит­ву и чте­ние бо­же­ствен­ных книг, на сла­во­сло­вие в Бо­жью цер­ковь, а я пред­по­чи­тал дре­мо­ту и дол­гий сон; он ста­рал­ся тру­дить­ся и бодр­ство­вать, я же в празд­но­сти хо­дить и во мно­гой ле­ни; он не празд­но­сло­вил и не осуж­дал ни­ко­го, а я осуж­дал и празд­но­сло­вил; он вспо­ми­нал страш­ный суд­ный день Бо­жий, а я обиль­ные тра­пезы и пи­ры; он пом­нил о смер­ти и о раз­лу­че­нии ду­ши от те­ла, ис­пы­та­ние воз­душ­ных мы­та­рей, а я буб­ны, и сви­ре­ли, и пляс­ки; он хо­тел под­ра­жать жиз­ни свя­тых от­цов, и сле­до­вать их бла­гой жиз­ни, и чи­тал их свя­тые жи­тия и со­чи­не­ния их, а я под­ра­жал и лю­бил пу­стые и су­ет­ные обы­чаи злых лю­дей; он сми­рял се­бя и уни­чи­жал, а я ве­се­лил­ся и воз­но­сил­ся; он лю­бил ни­ще­ту и бед­ность и все раз­да­вал нуж­да­ю­щим­ся и си­ро­там, а я толь­ко со­би­рал и не со­вер­шал по­да­я­ния, бу­дучи по­беж­ден боль­шой ску­по­стью и неми­ло­сер­ди­ем; он лю­бил скром­ные одеж­ды, а я кра­си­вые и до­ро­гие; он сте­лил се­бе ро­го­жу и жест­кую по­стель, а я мяг­кую и теп­лую; не бу­дучи в си­лах тер­петь хо­лод и мо­роз, он все же тер­пел их, я же имел при­ят­ную и теп­лую ба­ню; он скор­бел о ни­щих, а сам пред­по­чи­тал быть го­лод­ным и не ел, а я нена­ви­дел и пре­зи­рал ни­щих; он, ви­дя лю­дей с об­на­жен­ны­ми пле­ча­ми и раз­де­тых, за­мер­за­ю­щих от хо­ло­да, оде­вал их, я же знать не хо­чу, что они вы­шли из той же утро­бы, что и я, и что мно­гие, к то­му же, ута­ив­шись, стран­ству­ют Гос­по­да ра­ди, как го­во­рит Па­вел апо­стол, учи­тель все­лен­ной: «Те, ко­то­рых весь мир не был до­сто­ин, хо­ди­ли в ов­чи­нах и ко­зьих шку­рах, ски­та­лись и скры­ва­лись по все­лен­ной, не име­ли до­ма, блуж­да­ли в уще­льях и пе­ще­рах зем­ных».

По­это­му, гос­по­да, и от­цы, и бра­тья, не мо­гу воз­дать хва­лы об­ра­зу див­но­го, и бо­же­ствен­но­го, и пре­по­доб­но­го че­ло­ве­ка, по­сколь­ку я груб и нера­зу­мен, ведь его об­раз све­тел, и ра­до­стен, и по­хва­лен, мой же об­раз те­мен, и лу­кав, и мер­зок, и бес­сты­ден, да­же ес­ли за­хо­чу, то не до­стиг­ну же­ла­е­мо­го. Как я смо­гу по­хва­лить его? Про­шу ми­ло­сти, по­мо­щи у Гос­по­да и, упо­вая толь­ко на его по­мощь, воз­ла­гаю на­деж­ду на Пре­свя­тую и Пре­чи­стую Де­ву и Бо­го­ро­ди­цу Ма­рию, ибо она ско­рее дру­гих дерзнет об­ра­тить­ся к сы­ну и Бо­гу на­ше­му Иису­су Хри­сту, мо­лясь со все­ми бес­плот­ны­ми Си­ла­ми и со все­ми свя­ты­ми, ко­то­рые мо­гут спа­сти ме­ня и из­ба­вить от всех бед. И она моя по­мощ­ни­ца и по­ру­чи­тель­ни­ца за мою жизнь и спа­се­ние, и здесь, и в бу­ду­щий день, так как она уме­ет из­ба­вить сво­их ра­бов и по­дать им по­мощь, ко­гда бы мы ни при­зы­ва­ли ее на по­мощь, до­ма, и в пу­ти, и на мо­ре, в бу­рях и вол­нах, и в сра­же­ни­ях, и во всех бе­дах – она ско­рее мол­нии при­хо­дит на по­мощь – как но­чью, так и днем, и она нис­про­верг­ла все злые со­ве­ты и умыс­лы, во вся­кий час из­бав­ляя нас и хра­ня от всех зло­умыш­ле­нии са­та­ны, и всех его де­мо­нов, и от вся­ко­го раз­до­ра, и от на­ше­ствия по­га­ных. За епи­ско­па же, и за мо­на­ха, и за весь цер­ков­ный чин, и весь на­род, и за кня­зя, и за всех мо­ля­щих­ся хри­сти­ан упро­си Сво­е­го Сы­на, о Гос­по­жа, Пре­свя­тая и Прис­но­де­ва Бо­го­ро­ди­ца Ма­рия, мо­лясь при­леж­но Сво­е­му Сы­ну и на­ше­му Бо­гу за по­ру­чен­ное те­бе ста­до но­вых лю­дей, ко­то­рых из­брал Твой Сын и наш Бог Иисус Хри­стос, Ко­то­рый при­шел на зем­лю, ро­дил­ся из тво­ей пре­чи­стой утро­бы, и был Бо­гом и Че­ло­ве­ком, и пре­тер­пел му­че­ния и смерть по Сво­ей во­ле, и вос­крес от гро­ба, и нис­про­верг цар­ство ада, и взо­шел на небе­са к От­цу, и раз­ру­шил всю вра­же­скую си­лу. И те­перь, Гос­по­ди, так же уни­чтожь из­ма­и­л­тян­ские на­ро­ды, рас­сей и раз­го­ни их мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой Тво­ей Ма­те­ри, как ве­тер раз­но­сит пыль от гум­на, и воз­ве­се­ли из­бран­ное ста­до но­вых лю­дей, оставь свой гнев, дай нам ми­лость и из­бав­ле­ние, чтобы мы еще по­жи­ли, хра­ни­мые тво­ей ми­ло­стью, о Гос­подь Все­дер­жи­тель, чтобы не мог­ли спро­сить на­ро­ды, – где же их Бог? – но услышь и при­ми мо­лит­ву всех мо­ля­щих­ся те­бе, ибо у ме­ня нет дру­гой на­деж­ды и по­мо­щи, кро­ме те­бя.

И мое ху­дое, греш­но­го и недо­стой­но­го ра­ба тво­е­го Еф­ре­ма, уми­лен­ное мо­ле­ние при­ми, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, и по­ми­луй, и не от­лу­чи ме­ня от ли­ка пре­по­доб­ных. Хо­тя и силь­но со­гре­шил пе­ред то­бой и про­гне­вал те­бя бо­лее всех, но я не знаю дру­го­го Бо­га, кро­ме Те­бя, сло­вом Ко­то­ро­го, ко­гда Ты за­хо­тел, все воз­ник­ло, ведь Ты по­ве­лел, и все со­зда­лось, вся­кое ды­ха­ние хва­лит Те­бя, Вла­ды­ку и Гос­по­да, все Со­тво­рив­ше­го и Со­здав­ше­го. Ис­правь же ме­ня и на­учи, Гос­по­ди, тво­рить Твою во­лю, и по­шли бла­го­дать на по­мощь Тво­е­му ра­бу, чтобы я все­гда, хра­ни­мый То­бой, из­бав­лял­ся от всех вра­же­ских на­па­де­ний. И по­дай все­му го­ро­ду и Тво­е­му ра­бу ру­ку по­мо­щи, по­сколь­ку я все­гда па­даю и силь­но со­гре­шаю, и не по­ве­ли, о Вла­ды­ка, взять у ме­ня мою непо­ка­яв­шу­ю­ся ду­шу от греш­но­го те­ла, но при­ми мое ни­чтож­ное по­ка­я­ние, как при­нял Ты блуд­но­го сы­на, и блуд­ни­цу, и раз­бой­ни­ка, и вос­кре­си, и ожи­ви ме­ня, пре­бы­ва­ю­ще­го во мно­гих гре­хах, мо­лит­ва­ми тво­ей Свя­той и Пре­чи­стой Ма­те­ри Де­вы и всех Небес­ных Сил, и мо­лит­ва­ми всех ис­ко­ни быв­ших свя­тых, по­слу­жив­ших и мно­го по­тру­див­ших­ся для те­бя.

А те­перь мы празд­ну­ем па­мять успе­ния пре­по­доб­но­го и бла­жен­но­го Ав­ра­амия и, ра­ду­ясь, ли­ку­ем. Ра­дуй­ся, твер­дый град, обе­ре­га­е­мый и хра­ни­мый дес­ни­цей Бо­га Все­дер­жи­те­ля! Ра­дуй­ся, Пре­чи­стая Де­ва, Ма­терь Бо­жья, а го­род Смо­ленск все­гда свет­ло ра­ду­ет­ся о Те­бе, хва­лит­ся То­бой, из­бав­ля­е­мый То­бой от вся­кой бе­ды! Ра­дуй­ся, го­род Смо­ленск, из­бав­ля­е­мый от всех по­сти­га­ю­щих те­бя зол мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, и всех Небес­ных Сил, и всех свя­тых! Ра­дуй­тесь, апо­сто­лы и про­ро­ки, му­че­ни­ки и свя­ти­те­ли, пре­по­доб­ные, пра­вед­ни­ки и все свя­тые в день и в па­мять свя­то­го успе­ния пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия! Ра­дуй­тесь, пас­ту­хи и на­став­ни­ки Хри­сто­ва ста­да, пат­ри­ар­хи, епи­ско­пы, ар­хи­манд­ри­ты, игу­ме­ны, свя­щен­ни­ки, и дья­ко­ны, и весь мо­на­ше­ский чин, и чест­ные мо­на­хи, и умер­шие во Хри­сте, и те, ко­то­рые еще жи­вут о Бо­ге и о Гос­по­де в хри­сто­име­ни­той ве­ре, свет­ло ра­дуй­тесь, ли­куя, в па­мять успе­ния пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия! Ра­дуй­тесь в чест­ное успе­ние бо­го­нос­но­го от­ца Ав­ра­амия, хри­сто­лю­би­мые и бо­го­хра­ни­мые ца­ри и кня­зья, и судьи, бо­га­тые и слав­ные, и ни­щие о Бо­ге, уже умер­шие во Хри­сте и еще здрав­ству­ю­щие о Гос­по­де, и лю­ди, – ска­жу так, – лю­бо­го воз­рас­та, муж­чи­ны и жен­щи­ны, юно­ши и стар­цы! Ра­дуй­тесь по­всю­ду о Гос­по­де, мно­го­чис­лен­ные ни­щие, убо­гие, сле­пые и хро­мые, боль­ные и все про­си­те­ли, ко­то­рые не име­ют, где го­ло­ву пре­кло­нить, ко­то­рые пре­тер­пе­ли го­лод, на­го­ту, зи­му, ко­то­рые пре­тер­пе­ли мно­гие страш­ные на­па­сти и скор­би и на мо­ре, и на су­ше, оби­жен­ные и про­гнан­ные, и ограб­лен­ные неспра­вед­ли­во вель­мо­жа­ми и непра­вед­ны­ми су­дья­ми, – ко­то­рые все это вы­нес­ли и пре­тер­пе­ли за Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста с по­хва­лой и бла­го­дар­но­стью! Ра­дуй­тесь те­перь и вы, ото­шед­шие от это­го све­та и пре­ста­вив­ши­е­ся, а так­же жи­ву­щие еще с тер­пе­ни­ем о Бо­ге, ве­се­ли­тесь, и ра­дуй­тесь, и ли­куй­те в свя­тое успе­ние бо­го­нос­но­го от­ца Ав­ра­амия! Ра­дуй­тесь, го­ро­да Си­он и Иеру­са­лим, в ко­то­ром Гос­подь по сво­ей во­ле был рас­пят, и пре­тер­пел крест­ные му­ки и смерть, и вос­крес за на­ше спа­се­ние и из­бав­ле­ние, ра­дуй­тесь и Хри­сто­вы церк­ви, Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, и ты, мать всех церк­вей! Ра­дуй­тесь, все свя­тые и чест­ные ме­ста окрест Иеру­са­ли­ма и ски­ты пре­по­доб­ных! Ведь это до­ма свя­тых, в ко­то­рых они слав­но по­жи­ли, а те­перь ве­се­лят­ся о Гос­по­де. Ра­дуй­тесь, рас­се­ян­ные по все­му ми­ру церк­ви Хри­сто­вы и до­ма свя­тых, в ко­то­рых все епи­ско­пы, и игу­ме­ны, и свя­щен­ни­ки, и дья­ко­ны, и ино­ки, и все бла­го­вер­ные и хри­сто­лю­би­вые хри­сти­ане при­но­сят мо­лит­вы, и мо­ле­ния, и свя­тые да­ры на свя­той жерт­вен­ник за остав­ле­ние гре­хов Но­во­го за­ве­та. Да не оста­вит нас дер­жа­щий все в сво­ей вла­сти Вла­ды­ка Гос­подь Са­ва­оф, да при­мет он, ми­ло­серд­ный, к се­бе и по­се­тит и всех свя­щен­ни­ков, мо­ля­щих­ся и при­но­ся­щих ему при­но­ше­ние, и всех сто­я­щих со стра­хом, и с боль­шим вни­ма­ни­ем слу­ша­ю­щих Свя­тое Еван­ге­лие, и сла­дост­ное уче­ние всех свя­тых, и всех, име­ю­щих лю­бовь и сми­ре­ние, не воз­да­ю­щих злом за зло, за­ня­тых дол­гим тру­дом день за днем и от­бе­га­ю­щих от всех злых дел, но стре­мя­щих­ся к доб­ро­де­те­ли пра­вым де­лом и тру­дом, ра­ду­ю­щих­ся и ве­се­ля­щих­ся о по­мо­щи Гос­по­да Бо­га по Его ми­ло­сти, и Он даст бла­гость свою и бла­го­дать, из­бав­ле­ние от всех зол и из­ба­вит нас от бес­ко­неч­но­го му­че­ния. Ведь это бла­гой и ве­ли­кий дар Его ми­ло­сти – вход в бес­ко­неч­ное Цар­ство Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста со все­ми Его из­бран­ны­ми, ко­то­рые слу­ша­ют и тво­рят его во­лю. И вот по­ем и мо­лим­ся То­му, Кто про­слав­ля­ет­ся все­ми Небес­ны­ми Си­ла­ми и людь­ми, ибо Его ми­лость во ве­ки на всех, тво­ря­щих Его во­лю, так что Ему сла­ва и честь, и дер­жа­ва, и по­кло­не­ние От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху ныне, и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

 

Тропарь преподобному Авраамию, Смоленскому чудотворцу

глас 8

Днесь возсия́ нам па́мять твоя́, сла́вне, я́ко со́лнце,/ светоза́рно луча́ми озаря́ющая мир/ и тьму но́щи злых духо́в от нас отгоня́ющая. / Днесь Небе́сныя си́лы святы́х А́нгел/ и ду́ши пра́ведных мы́сленно торжеству́ют, ра́дующеся. / Днесь и мы, гре́шнии, припа́дающе, мо́лимся:/ о́тче преподо́бне Авраа́мие,/ Христа́ Бо́га моли́ непреста́нно// спасти́ град и лю́ди, любе́зно тебе́ почита́ющия.

Перевод: Сегодня воссияла нам память твоя, прославляемый, как солнце, светозарно лучами озаряющая мир и ночную тьму злых духов от нас отгоняющая. Сегодня Небесные собрания святых Ангелов и души праведных духовно торжествуют, радуясь. Сегодня и мы, грешные, коленопреклоненно молимся: «Отче преподобный Авраамий, Христа Бога моли непрестанно о спасении города и людей с любовью тебя почитающих».

Кондак преподобному Авраамию, Смоленскому чудотворцу

глас 3

Возсия́, Го́споди, гра́ду Твоему́/ па́мять Твоего́ уго́дника,/ я́ко све́тлое со́лнце,/ ра́достно всех, я́ко луча́ми, озаря́ющи,/ па́че же моли́твы Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере/ от всех бед избавля́ют нас/ и упраждня́ют ва́рварская шата́ния. / Тем мы, лю́дие Твои́ и град наш, вельми́ хва́лимся/ и спаса́емся моли́твами// Твоего́ уго́дника Авраа́мия, преподо́бнаго отца́.

Перевод: Воссияла, Господи, городу Твоему память Твоего угодника, как яркое солнце, радостно всех, как лучами, озаряя, более всего же молитвы Пречистой Твоей Матери от всех бед избавляют нас и упраздняют языческие дерзости. Потому мы, люди Твои и город наш, особо хвалимся и спасаемся молитвами Твоего угодника Авраамия, преподобного отца.

 

 ВИЖТЕ ОЩЕ

Против ереста на новостилието

Отстъплението от вярата наречено "нов стил"

ЗА СЪКРАЩАВАНЕТО НА ЛИТУРГИИТЕ, ТАЙНСТВАТА И ТРЕБИТЕ В НОВОСТИЛНАТА ЦЪРКВА

ЗА ПРЕМАХВАНЕТО НА ОГЛАШЕНИЕТО

ЗАЩО БОГ НИ ИЗОСТАВИ

За Петровият пост и въпросите, които поражда

ЗА КОРЕНА НА ЗЛОТО, ЗА НАЧАЛОТО НА ОТСТЪПЛЕНИЕТО НА РОДНАТА НИ „ЦЪРКВА“, ЗА БЪЛГАРСКАТА СХИЗМА

Театърът на антихриста

ИСТИНАТА ЗА НАШИЯ НАРОД

Християнството на българите и техните владетели

ИДЕЯТА "ПРАВОСЛАВНИ БУДИТЕЛИ"

Православна ли е демокрацията

Народе, народе...

Защо се премахва вероучението

За старостилния икуменизъм

КОЙ СТОИ ЗАД ОТСТЪПЛЕНИЕТО

ДИСЕКЦИЯ НА ЧОВЕКООМРАЗАТА

ПАСТИРСКО ОКРЪЖНО ПОСЛАНИЕ ПРОТИВ МАСОНСТВОТО

Против юдомасонството

Изповедание на вярата

КЪДЕ СЕ Е СЪХРАНИЛО ПРАВОСЛАВИЕТО

 

 ↑